Личные неимущественные права супругов в мчп

Лекция 13. Семейные правоотношения в международном частном праве

13.3. Правоотношения между супругами

В каждом государстве определяется режим личных неимущественных и имущественных прав и обязанностей супругов. Для российского законодательства исходным является закрепленный в Конституции РФ принцип полного равноправия мужчины и женщины. Согласно ч. 3 ст. 19 Конституции мужчины и женщины имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации.

При определении права, подлежащего применению к отношениям проживающих на территории РФ супругов-иностранцев или супругов, один из которых является иностранцем, исходным является принцип совместного места жительства, а не принцип гражданства супругов.

Согласно СК РФ «личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов должны определяться законодательством государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства, а при его отсутствии — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства» (п. 1 ст. 161).

СК РФ ввел новую возможность определения режима имущественных отношений супругов путем заключения брачного договора или соглашения об уплате ими алиментов друг другу.

Брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

Заключив брачный договор, супруги могут изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

В СК РФ предусмотрено, что при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут сами избрать законодательство, которое будет применяться к заключенному ими договору (ст. 161). При выборе законодательства, подлежащего применению к брачному договору или соглашению об уплате алиментов, супруги не связаны никакими ограничениями. В результате они в принципе вправе избирать законодательство страны, с которой ни один из них не имеет никакой связи. Важное практическое значение имеет вопрос о моменте, когда супруги могут осуществить свое право выбора законодательства. Поскольку СК РФ допускает вообще в любое время изменение соглашения, они могут также в любое время изменить условия о применении права.

Таким образом, супруги в соответствии с принципом автономии воли сторон могут избрать для себя законодательство той страны, с которой они чувствуют наибольшую связь или которое считают для себя наиболее благоприятным.

Следующие правила по вопросу о применении права к личным и имущественным правоотношениям супругов предусмотрены в Минской конвенции 1993 г. и в Кишиневской конвенции 2002 г.:

— личные и имущественные правоотношения супругов определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой они имеют совместное местожительство; если один из супругов проживает на территории одной договаривающейся стороны, а второй — на территории другой и при этом оба супруга имеют одно и то же гражданство, их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, гражданами которой они являются;

— если один из супругов является гражданином одной договаривающейся стороны, а второй — другой и один из них проживает на территории одной, а второй — на территории другой договаривающейся стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются по законодательству той стороны, на территории которой они имели свое последнее совместное местожительство;

— если супруги не имели совместного места жительства на территориях договаривающихся сторон, применяется законодательство той стороны, учреждение которой рассматривает дело;

— правоотношения супругов, касающиеся их недвижимого имущества, определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой находится это имущество;

— по делам о личных и имущественных правоотношениях супругов компетентны учреждения договаривающейся стороны, законодательство которой подлежит применению в соответствии с приведенными выше положениями.

Специальные правила по этим вопросам содержатся в двусторонних договорах о правовой помощи. Так, договор, заключенный с Эстонией, устанавливает, что личные и имущественные отношения супругов, являющихся гражданами одного государства и проживающих на территории другой страны, регулируются законами того государства, где они совместно проживают. Этот договор содержит также правило о том, каким законом регулируются отношения супругов, если они проживают на территории разных государств. Например, если муж — гражданин Эстонии проживает в Эстонии, а жена — гражданка Эстонии проживает в России, то их отношения будут регулироваться законом страны их общего гражданства, т.е. законом Эстонии.

Но может случиться, что муж и жена не имеют общего гражданства. Например, проживающая в России жена является гражданкой РФ, а живущий в Эстонии муж является гражданином Эстонии. На этот случай договор устанавливает правило, согласно которому личные и имущественные правоотношения таких супругов регулируются законом той страны, где они имели последнее совместное место жительства.

Несколько иначе сформулированы соответствующие правила в договоре с Польшей. Согласно ст. 25 этого договора личные и имущественные отношения супругов определяются законодательством договаривающейся стороны, на территории которой они имеют местожительство.

Если один из супругов проживает на территории одной договаривающейся стороны, а второй — на территории другой договаривающейся стороны, то их личные и имущественные отношения определяются законодательством договаривающейся стороны, гражданами которой являются супруги. Если один из супругов является гражданином одной договаривающейся стороны, а второй — гражданином другой договаривающейся стороны, применяется законодательство договаривающейся стороны, суд которой рассматривает дело.

По делам о личных и имущественных отношениях супругов в случае их общего местожительства компетентны суды договаривающейся стороны, на территории которой супруги имеют местожительство. Если при этом супруги являются гражданами другой договаривающейся стороны, компетентны также суды этой договаривающейся стороны.

Если супруги проживают в разных странах, компетентны суды договаривающейся стороны, гражданами которой являются супруги. Если один из супругов является гражданином одной договаривающейся стороны, а второй — гражданином другой договаривающейся стороны, компетентны суды обеих договаривающихся сторон.

§ 2. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов

Большие расхождения во внутреннем семейном законодательстве отдельных стран, регулирующем личные неимущественные и имущественные отношения супругов (различный статус женщины, применение в имущественных отношениях режима раздельной или общей собственности супругов, допущение выбора права самими супругами и т.д.), порождает много сложных коллизионных проблем.

1. Коллизионные нормы об отношениях супругов (в некоторых законах говорится об «общих правовых последствиях брака»), содержащиеся в праве иностранных государств, весьма разнообразны. Во многих странах эти отношения определяются по законодательству государства, гражданами которого являются оба супруга (Австрия, Германия, Италия, Польша, Португалия, Украина, Чехия и т.д.). При разном гражданстве супругов в ряде стран применяется в вопросах их личных отношений отсылка к законодательству последнего общего гражданства, а при его отсутствии — к праву государства, с которым супруги наиболее тесно связаны (Греция), либо к праву места совместного проживания супругов (Италия), либо, наконец, — к национальному закону мужа (§ 21 II Таиландского закона 1938 г. о конфликте законов). В других странах основной коллизионной привязкой служит не гражданство, а место жительства супругов (Великобритания, Франция, Швейцария, Эстония и др.). Так, по ст. 48 Закона Швейцарии о международном частном праве правовые последствия брака определяются по праву государства места жительства супругов (1); если супруги имеют место жительства в разных государствах, правовые последствия брака определяются по праву того из этих государств, с которым рассматриваемое дело имеет наиболее тесную связь (2); судебный или административный орган по месту происхождения супруга, компетенция которого основана на ст. 47 (в этой статье речь идет о компетенции швейцарских органов при отсутствии у супругов, один из которых является гражданином этой страны, места жительства в Швейцарии), применяет швейцарское право.

К имущественным отношениям супругов во многих странах применяются другие отсылки, чем те, которые применяются к личным имущественным отношениям, причем часто предписывается применение законодательства, действовавшего в момент заключения брака. Однако это правило допускает исключения: режим супружеского имущества обычно может быть изменен брачным договором. Из общего принципа единства супружеского имущества в ряде законодательств делается исключение и для недвижимого имущества, которое обычно подчиняется праву места его нахождения. В Польше, Чехии и ряде других стран действует, как правило, общая коллизионная норма для личных и имущественных отношений супругов. В то же время допускается в сфере имущественных прав выбор законодательства супругами. В Польше вопрос о допустимости такого выбора, его изменении и отмене решается по национальному закону супругов.

В некоторых странах велико значение договорного урегулирования имущественных отношений супругов. Так, согласно ст. 52 и 54 Закона Швейцарии о международном частном праве режим имущественных отношений супругов определяется по общему правилу правом, избранным супругами. Если супруги не избрали права, режим их имущественных отношений определяется правом государства, в котором супруги имеют совместное место жительства, а если они имеют место жительства в разных государствах — правом государства, где они имели последнее совместное место жительства; если супруги никогда не имели совместного места жительства, применяется право их общего гражданства, а при отсутствии и такового — швейцарское право.

По этому же пути идет новый Закон Бельгии о международном частном праве, где основным правилом является применение к имущественным отношениям супругов избранного ими права, но этому правилу сопутствуют и другие (применение права первого совместного места жительства супругов и др.) — ст. 61.

В новом Законе Украины о международном частном праве при регулировании имущественных отношений супругов основное значение также придается выбору права сторонами. Согласно ст. 61 супруги могут избрать для регулирования имущественных последствий брака право личного закона одного из супругов или право государства, в котором один из них имеет обычное место пребывания, или, относительно недвижимого имущества, право государства, в котором это имущество находится (1): В случае отсутствия выбора права супругами имущественные последствия брака определяются правом, применяемым к правовым последствиям брака (3).

Классификация относящихся к данной области многообразных коллизионных норм, содержащихся в праве отдельных стран, может основываться на учете той или иной степени свободы супругов в выборе подлежащего применению права. Исходя из этого, в доктрине выделяются национально-правовые системы, основывающиеся на принципе полной автономии воли супругов (например, Австрия, Великобритания), исходящие из принципа ограниченной автономии воли (Германия, Италия, Швейцария, Япония и др.) и отрицающие любую автономию воли (например, Греция, Дания, Иран, Бразилия, Египет). Есть страны, законодательство которых не делает различий между законным и договорным режимом супружеского имущества, устанавливая общие коллизионные нормы, и страны, где существуют специальные нормы относительно брачного договора *(156) .

Стремление к унификации сложных и разнообразных коллизионных норм, относящихся к имущественным отношениям супругов, увенчалось определенным успехом с принятием на XIII сессии Гаагской конференции по международному частному праву 14 марта 1978 г. Конвенции о праве, применимом к режимам собственности супругов (ратифицирована Люксембургом, Нидерландами, Францией, подписана Австрией и Португалией; вступила в силу в 1992 г.). В определенной степени компромиссные, нормы конвенции нельзя назвать простыми. Основное их назначение — расширение возможности выбора супругами права, применяемого к режиму супружеского имущества. Конвенция не применяется к алиментным обязательствам между супругами, к наследственным правам пережившего супруга и к правоспособности супругов. Режим супружеского имущества определяется согласно конвенции законом, избранным супругами перед вступлением в брак; он применяется ко всей совокупности их имущества. При этом супруги могут избрать либо закон государства гражданства одного из супругов в момент выбора права, либо закон государства, на территории которого один из супругов в этот момент обычно проживает, либо закон первого государства, на территории которого один из супругов приобретает новое обычное место проживания после заключения брака (ст. 3). Допускаются определенные изъятия из этих правил. В период брака режим своего имущества супруги могут при определенных условиях изменить. Если супруги не избрали закон и не заключили брачного договора, применяется закон государства, в котором оба супруга приобретают свое первое обычное место проживания после вступления в брак. В то же время государства, использующие в качестве коллизионной привязки закон гражданства супругов, могут заявить о применении к имущественным отношениям супругов закона своей страны, если оба супруга имеют ее гражданство, и такое заявление связывает других участников конвенции. Если супруги не имеют обычного места проживания в одном и том же государстве и не имеют общего гражданства, к режиму их собственности конвенция предписывает применять право государства, с которым, принимая во внимание все обстоятельства, она наиболее тесно связана.

Не умаляя достоинств данной конвенции, Поль Лягард замечает, что все же она не имела ожидаемого успеха и не привела к унификации в рамках Европейского союза. Однако он отмечает наметившиеся тенденции в направлении такой унификации: первая — прогрессивное распространение в европейских странах концепции автономии воли; вторая касается определения коллизионной привязки в отношении режима супружеского имущества в ситуации, когда супруги не выбрали подлежащего применению права (автор отдает предпочтение «в общеевропейском масштабе» привязке к месту жительства супругов *(157) ).

Что касается взаимных алиментных обязательств супругов, то они урегулированы в Гаагской конвенции о праве, применимом к алиментным обязательствам, от 2 октября 1973 г. Из этой конвенции следует, что закон, подлежащий применению к разводу, регулирует в договаривающемся государстве (где такой развод совершен или признан) алиментные обязательства между разводящимися супругами и пересмотр решения относительно этих обязательств. Это правило применяется также в случаях разлучения супругов, недействительности или аннулирования брака (ст. 8).

2. В российском законодательстве коллизионная норма о праве, подлежащем применению к отношениям супругов, до недавнего времени отсутствовала. В этой ситуации суды независимо от гражданства и места жительства супругов применяли российское законодательство. Пробел в законодательстве был восполнен в п. 1 ст. 161 СК РФ.

2.1. Круг отношений, на которые распространяется коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК, — личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов.

Применительно к личным неимущественным правам и обязанностям супругов возникает вопрос об определении супругами фамилии. Не следует ли считать здесь определяющей ст. 1198 ГК РФ, устанавливающую право, подлежащее применению к праву физического лица на имя? При определении объема содержащейся в п. 1 ст. 161 СК РФ коллизионной нормы, устанавливающей право, подлежащее применению к личным неимущественным отношениям супругов, следует, на наш взгляд, учитывать, что российское семейное право относит право выбора супругами фамилии к личным правам и обязанностям супругов (соответствующая ст. 32 включена в гл. 6, посвященную личным неимущественным отношениям супругов). Статья же 1198 ГК РФ, предписывая применение к праву физического лица на имя, его использование и защиту личного закона лица, оговаривает возможность иного регулирования в ГК РФ или других законах. Таким образом коллизионная норма ст. 161 СК РФ регулирует данные отношения, на наш взгляд, специально в области семейного права *(158) .

Что касается имущественных отношений супругов, то, если речь идет о российском праве, коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК РФ должна охватывать отношения, рассматриваемые в гл. 7 СК РФ «Законный режим имущества супругов» (совместная собственность супругов, распоряжение общим имуществом, собственность каждого из супругов, раздел общего имущества и определение долей при таком разделе). Применительно к нотариальной деятельности предлагается *(159) следующим образом определять круг отношений, на которые распространяется действие права, подлежащего применению на основании коллизионных норм ст. 161 СК РФ:

1) имущественные массы и их правовой статус (например, имущество подразделяется на то, которое находится в совместной собственности, и то, которое принадлежит каждому супругу отдельно);

2) права супругов по владению, пользованию и распоряжению имуществом;

3) ограничения прав супругов по распоряжению имуществом и условия принятия ими имущественных обязательств, например, необходимость получения нотариально удостоверенного согласия одного супруга при совершении другим супругом сделки по распоряжению недвижимым имуществом и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации — п. 3 ст. 35 СК РФ, если подлежит применению российское право;

4) ответственность супругов по долгам;

5) доли супругов при разделе имущества, а также право на получение компенсации от супруга с более высоким доходом;

6) основания прекращения и изменения режима имущества, в частности, — допустимость заключения брачного договора.

Охватывает ли коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК РФ взаимные алиментные обязательства супругов? С одной стороны, обязанности супругов по взаимному содержанию связаны с их состоянием в браке и, видимо, могут быть отнесены к их имущественным правам и обязанностям. С другой стороны, следует иметь в виду ст. 164 СК РФ, содержащую коллизионную норму об алиментных обязательствах совершеннолетних детей и других членов семьи (алиментные обязательства по отношению к несовершеннолетним детям регулируются отдельно в ст. 163 СК РФ). Подлежащее применению право определяется в ст. 161 и 164 СК РФ по-разному: при отсутствии совместного места жительства ст. 161 предписывает применение закона государства, где супруги имели последнее совместное место жительства, а при отсутствии и такового — российского права; коллизионная же норма ст. 164 при отсутствии совместного места жительства сторон требует применения закона страны, гражданином которой является лицо, претендующее на получение алиментов.

На наш взгляд, хотя формулировка ст. 164 СК РФ позволяет отнести супругов к другим членам семьи, по смыслу этой статьи она все же не имеет этого в виду. Необходимо обратить внимание на то, что алиментные обязательства супругов и алиментные обязательства других членов семьи рассматриваются в СК РФ в отдельных главах (14 и 15), и на то, что в самой ст. 161 (в п. 2) допускается возможность определения самими супругами права, подлежащего применению к их соглашению об уплате алиментов друг другу. При неизбрании супругами подлежащего применению права п. 2 ст. 161 предписывает применение правил п. 1 указанной статьи. Все это позволяет считать, что обязанности супругов по взаимному содержанию должны определяться п. 1 ст. 161 СК РФ.

Понятие имущественных отношений супругов по-разному понималось и в иностранных государствах. В этом отношении представляет интерес толкование, данное Судом Европейских Сообществ, уполномоченным Советом Сообществ в 1971 г. осуществлять такую деятельность применительно к Брюссельской конвенции 1968 г. Понятие режима имущественных отношений между супругами (исключенных из сферы действия конвенции) суд определил как включающее все правила, регулирующие имущественные отношения супругов иначе, чем это делает общее право в отношении лиц, не состоящих в браке. Таким образом было дано автономное толкование, без ссылки на национальные законодательства *(160) .

Применение установленного в соответствии с коллизионной нормой ст. 161 СК РФ режима супружеского имущества может затрагивать права третьих лиц. Законы некоторых стран (например, Германии) и упомянутая Гаагская конвенция 1978 г. исходят из того, что последствия применения имущественного режима супругов для правоотношений с участием третьего лица регулируются, по общему правилу, правом, применяемым к самим имущественным отношениям супругов. Тем не менее если супруги или один из них, как и третье лицо, обычно проживают в одном государстве, право которого не подлежит применению при определении режима имущественных отношений супругов, то этот режим не может быть противопоставлен добросовестному третьему лицу, если меры, обеспечивающие публичность реализации субъективных прав, как, например, запись в реестре для недвижимого имущества (в земельной книге), не были соблюдены. По Закону Швейцарии о международном частном праве (ст. 57) к отношениям сторон по сделке всегда применяется закон места жительства супруга — стороны договора, за исключением случая, когда другая сторона (третье лицо) знала о том, что применению к имущественным отношениям супругов подлежало право другого государства. Эта поддерживаемая и в доктрине *(161) позиция могла бы представлять интерес и для российского права.

2.2. При формулировании законодателем новой для российского законодательства коллизионной привязки ст. 161 СК РФ было учтено, что применение на практике во всех случаях российского права в качестве закона суда (lex fori), как правило, не является отражением тесной связи отношений между супругами с правом того или иного государства. Эту связь в большей мере характеризует применяемая в большинстве стран отсылка к закону страны гражданства супругов, либо к закону страны, где супруги совместно проживают. В СК РФ выражен «территориальный» подход: личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются согласно указанной статье законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при его отсутствии — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Если же супруги не имеют и не имели совместного места жительства, их личные и имущественные права определяются на территории России законодательством Российской Федерации.

1) подлежащее применению право определено на основании «территориального» критерия — гражданство супругов не принимается во внимание;

2) основная коллизионная привязка дополняется другими на случай, если супруги не имеют или никогда не имели совместного места жительства;

3) сфера применения закона суда (lex fori) значительно сужена;

4) подлежащее применению в силу коллизионной нормы право меняется при изменении места, где супруги совместно проживают (например, при переезде обоих в другое государство). Так, к личным и имущественным отношениям супругов — болгарских граждан, проживающих совместно в Москве, подлежит применению российское законодательство; при совместном переезде этих супругов на постоянное жительство в Болгарию или другое государство к их отношениям будет применяться законодательство этого государства;

5) личные неимущественные и имущественные отношения супругов определяются одной и той же коллизионной нормой.

Примером может служить рассмотрение в суде Москвы спора о разделе имущества супругов, один из которых, французский гражданин, проживает во Франции, а другая — российская гражданка, проживает в Москве. Брак был заключен в Москве, здесь же супруги несколько лет жили совместно, здесь имеют имущество. Однако за год до предъявления иска ответчик уехал во Францию, и супруги стали жить раздельно. При отсутствии у супругов на момент предъявления иска совместного места жительства применению подлежит законодательство страны, на территории которой супруги имели последнее совместное место жительства, т.е. российское законодательство.

При определении в соответствии с коллизионной привязкой ст. 161 СК РФ подлежащего применению права понятие совместного места жительства супругов определяется в соответствии с принятым в российском праве толкованием понятия места жительства каждого из супругов (см. с. 41) и с учетом необходимости установить именно совместное место жительства. С точки зрения российского закона этот критерий (совместного места жительства) не является обязательным при осуществлении брачных отношений. Очевидно, при его применении в связи с определением подлежащего применению права следует исходить в каждом случае из конкретных обстоятельств дела. При совместном проживании за границей супруги должны подтверждать это документально (сведения о месте жительства, длительности проживания и т.п.).

Перед нотариусом г. Мурманска С. Тарантиной, к которой за удостоверением договора продажи трехкомнатной квартиры в г. Мурманске обратилась гражданка России Анжелина Захарова-Вульф, состоящая в браке с гражданином Великобритании Стюартом Вульфом, возник вопрос о праве распоряжения недвижимым имуществом. Брак зарегистрирован в районном загсе г. Мурманска 11 апреля 2000 г. После регистрации брака супруги переехали в Англию, где совместно проживают по сегодняшний день. Квартира приобретена на имя А. Захаровой-Вульф по договору купли-продажи в 2001 г.

Как правильно указывает Ю.Г. Медведев, приводящий этот пример *(162) , в силу п. 1 ст. 161 СК РФ имущественные права и обязанности супругов в отношении недвижимого имущества на территории России должны определяться английским правом, так как совместное место жительства супругов находится на территории Великобритании. Поскольку между сторонами отсутствует брачный договор, к их имущественным отношениям применяется режим раздельной собственности, предусмотренный английским законодательством. Таким образом, А. Захарова-Вульф может самостоятельно распоряжаться недвижимым имуществом и, следовательно, получение нотариально удостоверенного согласия ее супруга не требуется.

И еще приведенный там же пример.

Гражданин Китая Ли Вань Цинь, состоящий в браке с гражданкой Китая, обратился к нотариусу г. Благовещенска за удостоверением договора залога квартиры в обеспечение возврата банковского кредита. Перед нотариусом возник вопрос об имущественных правах супругов, при том что вскоре после регистрации брака в Китае в 2001 г. они переехали в Россию, где совместно проживают до настоящего времени.

Поскольку фактическое место жительства обоих супругов находится в одном и том же месте на территории России, к их имущественным правам и обязанностям применяется российское семейное право. Следовательно, между супругами Цинь действует законный режим совместной собственности, предусмотренный российским законодательством (гл. 7 СК РФ). Общее гражданство супругов и регистрация брака в Китае на определение права, компетентного урегулировать имущественные отношения между супругами, не влияют. Для совершения данной сделки необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга (п. 3 ст. 35 СК РФ).

3. Серьезным новшеством в российском коллизионном семейном праве является коллизионная норма о брачном договоре и соглашении супругов об уплате алиментов друг другу (п. 2 ст. 161 СК РФ). Включение в СК РФ положений о брачном договоре (гл. 8) потребовало урегулирования и вопроса о праве, подлежащем применению к такому договору при наличии иностранного элемента. При заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов друг другу супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут сами избрать законодательство, подлежащее применению для определения соответствующих прав и обязанностей. Это значит, что при составлении брачного договора супруги могут договориться о том, что их права и обязанности по такому договору будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы п. 1 ст. 161 СК РФ, а каким-либо иным.

Например, имущественные права и обязанности супругов, один из которых живет в России, а другой — в Германии, но ранее проживавших совместно в России, согласно п. 1 ст. 161 СК РФ должны подчиняться российскому праву как законодательству страны их последнего совместного места жительства. Однако при соответствующей договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору могут быть подчинены германскому праву или избранному ими праву какого-либо другого государства. Коллизионная норма п. 1 ст. 161 СК РФ в этом случае не применяется.

Следует обратить внимание на то, что право избрания законодательства принадлежит согласно закону не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства.

Выбор супругами законодательства не ограничен правом какой-либо определенной страны (в иностранных государствах возможность выбора права обычно ограничивается правом государства, где супруги или один из них имеют место жительства или гражданство которого они имеют). Это может быть законодательство России, страны гражданства одного из супругов, страны места его жительства, страны, где находится недвижимое имущество супругов, и т.д. В связи с этим нельзя полностью исключить случаи избрания супругами — под давлением одного из них — законодательства государства, где, например, недостаточно обеспечено равенство мужчины и женщины в имущественных отношениях. Если будет установлено противоречие применения норм избранного иностранного семейного права основам правопорядка России, возможно ограничение его применения со ссылкой на противоречие публичному порядку России.

Следует также иметь в виду императивные нормы п. 3 ст. 42 СК РФ, носящие обязательный ограничительный характер и не допускающие включения в брачный договор условий, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение и противоречат основным началам семейного законодательства (см. с. 77-78).

Избрание сторонами подлежащего применению законодательства является правом, но не обязанностью супругов, не имеющих общего гражданства или совместного места жительства. Если такие супруги не воспользовались правом выбора законодательства, к их брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются общие положения п. 1 ст. 161 СК РФ. Выбор законодательства может быть осуществлен при заключении брачного договора или соглашения об уплате алиментов.

Подчеркнем, что избрание сторонами права допускается только по поводу имущественных отношений, так как заключение брачного договора согласно ст. 40 СК РФ предусмотрено только применительно к имущественным отношениям супругов. Выбор права в отношении личных неимущественных прав и обязанностей супругов российским законом не предусмотрен. Не предусмотрена, в частности, возможность определения по соглашению супругов законодательства, подлежащего применению к избранию рода занятий, профессии, мест пребывания и жительства супругов, отцовству, воспитанию и образованию детей, выбору супругами фамилии и т.п.

Например, если супруги, один из которых имеет российское гражданство, а другой — гражданство Египта, заключат при регистрации брака в Москве соглашение (брачный договор) о том, что к их отношениям в вопросах воспитания их ребенка будет применяться право Египта, такое соглашение не будет считаться действительным. Если супруги до отъезда мужа в Египет проживали совместно в Москве, к их личным неимущественным отношениям будет в соответствии с п. 1 ст. 161 СК РФ применено российское законодательство как право страны их последнего совместного места жительства (Договор Российской Федерации с Египтом о взаимной правовой помощи 1997 г. коллизионной нормы об отношениях супругов не содержит).

Как отмечалось, не во всех странах допускается возможность изменения законного режима супружеского имущества по воле сторон. Если законным режимом является право страны, отрицающей автономию воли супругов, брачный договор, очевидно, не может быть заключен. Ю.Г. Медведев, придерживающийся такой позиции *(163) , приводит следующий пример.

Гражданин России А. Вахман и гражданка Венесуэлы Анжела Зурбано заключили брак в России в 1993 г. Брачный договор до регистрации брака супругами не заключался. В 2001 г. супруги по профессиональным причинам переехали в Венесуэлу, где проживают до настоящего времени. Учитывая, что на территории России у супругов осталось разнообразное имущество, в 2004 г. они обратились к российскому консулу в Венесуэле с просьбой удостоверить между ними брачный договор, предусматривающий установление режима раздельной собственности на все имущество супругов.

Возможно ли в этом случае заключение брачного договора? В силу п. 1 ст. 161 СК РФ к имущественным правам и обязанностям супругов применяется законодательство Венесуэлы — государства, на территории которого супруги имеют совместное место жительства. В частности, венесуэльские законы запрещают изменение законного режима имущества супругов после регистрации брака (ст. 144 Гражданского кодекса Венесуэлы). Поэтому в данном случае заключение между супругами брачного договора и его удостоверение российским консулом в Венесуэле невозможно.

Далее Ю.Г. Медведев, тщательно анализирующий практику применения нотариусами ст. 161 СК РФ, обращает внимание на момент выбора подлежащего применению права. Поддерживая М.М. Богуславского, считающего, что выбор права по соглашению супругов возможен в любое время (т.е. не только при заключении брачного договора, как это указано в ст. 161 СК РФ, так как СК допускает вообще в любое время изменение соглашения), он резонно говорит о верности этого утверждения только в том случае, когда применимое право — российское. Если же права и обязанности супругов по брачному договору подчинены иностранному законодательству, допустимость и условия такого изменения зависят от применимого права. При этом приводится следующий пример, из которого также видно, что от применяемого (по воле супругов, заключивших брачный договор) права зависят и условия действительности этого договора (например, необходимость утверждения в судебных или административных органах).

К нотариусу г. Ростова Чемезовой А.П. обратились супруги разного гражданства А. и С. Латуа с просьбой удостоверить брачный договор. Брак заключен в России в 1999 г., после чего супруги проживали в течение трех лет в Марселе (Франция). В настоящее время супруги уже более года проживают раздельно: муж — во Франции, жена — в России.

Какое право применимо к определению имущественных прав и обязанностей супругов? На каких условиях возможно заключение брачного договора и каковы последующие формальности?

«В соответствии с п. 1 ст. 161 СК РФ, — пишет Ю.Г. Медведев, — при определении режима имущества супругов применяется французское материальное право, так как последнее совместное место жительства супругов находится во Франции. Гражданский кодекс Франции допускает изменение режима имущества супругов только по истечении двух лет с момента его установления (ст. 1397 ГК Франции *(164) ). Поскольку законный режим имущества супругов в данном браке действует с 1999 г., то его изменение путем заключения брачного договора возможно. Для придания брачному договору действия в отношении имущества, находящегося на территории Франции, дополнительно требуется его утверждение судом большой инстанции по месту жительства супругов (ст. 1300-1303 нового ГПК Франции). Решение суда об утверждении брачного договора подлежит опубликованию (ст. 1397 ГК Франции). В отсутствие такой регистрации выбор применимого права, сделанный супругами, должен приниматься во внимание третьими лицами постольку, поскольку супруги явно заявили о его существовании (ч. 2 ст. 1397-4 ГК Франции)».

К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора или соглашения об уплате друг другу алиментов законодательству того или иного государства при отсутствии регулирования в СК РФ следует, очевидно, применять соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в п. 1 ст. 1209 ГК РФ.

Заключаемые в России на основании российского права соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (или соглашения об уплате алиментов), но могут быть оформлены и отдельным документом. Соглашение, как и сам брачный договор (или соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения. В нем должна быть ясно выражена воля сторон.

Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что этот выбор оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Так, если супруги, находясь за границей, подчиняют свой брачный договор иностранному праву и оформляют этот договор с соблюдением требований того же права, договор с точки зрения формы признается действительным. Вместе с тем не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы выбор российского законодательства, если соблюдены требования российского законодательства в отношении формы.

К форме соглашений супругов о подчинении брачного договора законодательству того или иного государства следует применять и коллизионную норму п. 3 ст. 1209 ГК РФ о том, что форма сделок в отношении недвижимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество.

Понятие недвижимого имущества определено в ст. 130 ГК РФ. К недвижимым вещам (недвижимое имущество, недвижимость) относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество.

Форма сделки в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, подчиняется российскому праву.

Поскольку ст. 161 СК РФ не содержит специального правила о признании в России решений, вынесенных по личным и имущественным отношениям супругов учреждениями иностранных государств, вопрос об их признании и (или) исполнении должен решаться на общих основаниях, предусмотренных ГПК РФ и другими актами процессуального законодательства, а также международными договорами России (см. § 5 гл. III ).

4. Коллизионные нормы о личных и имущественных отношениях супругов содержатся в ряде договоров России. Так, согласно ст. 52/В Договора с Венгрией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам личные и имущественные правоотношения супругов определяются законодательством Договаривающейся Стороны, на территории которой супруги имеют совместное место жительства. Если супруги проживают в разных странах, то при наличии у них общего гражданства применяется законодательство страны их гражданства, а при разном гражданстве — законодательство страны, где они имели свое последнее совместное место жительства. Близки к приведенному правилу и нормы других договоров о правовой помощи, а также ст. 27 Минской конвенции 1993 г. Последняя содержит положения, аналогичные Договору РФ с Венгрией, с добавлением на тот случай, когда супруги, имеющие разное гражданство, не имели совместного места жительства на территории стран — участниц конвенции. В этом случае согласно ст. 27 применяется законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело. Кроме того, в данной статье установлено, что отношения супругов, касающиеся их недвижимого имущества, определяются по законодательству государства, на территории которого оно находится. Сходны правила Кишиневской конвенции 2002 г.

Если регулирование в международном договоре и в ст. 161 СК РФ различно, к личным и имущественным отношениям супругов применяются правила международного договора. Например, если супруги — венгерские граждане проживают: один в России, а другая — в Венгрии, а ранее совместно жили в России и имеют здесь денежные вклады, то при рассмотрении иска о разделе имущества супругов российский суд должен применить не российское законодательство, как это вытекает из п. 1 ст. 161 СК РФ, а венгерское законодательство — в соответствии с приведенной выше ст. 25/В Договора с Венгрией.

Могут ли супруги выбрать в своем соглашении об уплате алиментов (п. 2 ст. 161 СК РФ) иное законодательство, чем то, к которому отсылает норма международного договора? Например, если договор о правовой помощи предписывает применение к имущественным отношениям супругов, один из которых проживает в России, а другой — в Чехии, российского законодательства как законодательства страны их последнего совместного места жительства (ст. 25 Договора между СССР и Чехословакией о правовой помощи 1982 г.), возможно ли применение чешского законодательства, если супруги договорились о подчинении именно этому законодательству своих прав и обязанностей по уплате алиментов друг другу? По-видимому, поскольку правило международного договора сформулировано вполне определенно и не допускает изъятий на основании соглашения сторон, применению в рассматриваемом случае подлежит российское законодательство, как это вытекает из этого договора.

Договоры России о правовой помощи и Минская конвенция 1993 г. (как и Кишиневская конвенция 2002 г.) не содержат специальной нормы о признании и исполнении иностранных решений, вынесенных по правоотношениям супругов. Однако такие решения могут быть признаны и исполнены, так как подпадают под действие общих правил договоров о признании и исполнении решений (ст. 51-55 Конвенции 1993 г. и соответствующие статьи Кишиневской конвенции 2002 г. и двусторонних договоров). При этом должны быть соблюдены предусмотренные конвенцией (договорами) условия признания и исполнения (см. подробнее далее с. 307 и след.).

Еще по теме:

  • Возврат ндфл за лечение период Налоговый вычет за лечение Разделы: В каких случаях можно получить возврат 13% на лечение? Налоговый вычет на лечение относится к категории социальных налоговых вычетов. На него […]
  • Уголовный кодекс 1917 года Уголовный кодекс 1917 года В первые годы после революции (1917-1921 годы) закладыва­лись основы советской государственности, при этом ломались и уничтожались остатки старой дореволюционной […]
  • Закон рф о гражданстве россии ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 31.05.2002 N 62-ФЗ (ред. от 12.11.2012 с изменениями, вступившими в силу с 13.11.2012) "О ГРАЖДАНСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ Принят […]
  • Конституционно правовые нормы примеры Тема 1. Понятие и предмет конституционного права. Место российского конституционного права в системе права России 2. Конституционно-правовые нормы и отношения Нормы конституционного права […]
  • Приговора по 2221 ук рф Приговор Московского городского суда от 13 апреля 2017 г. по делу N 4у-2221/2017 Приговор Московского городского суда от 13 апреля 2017 г. по делу N 4у-2221/2017 Московский городской […]
  • Нарушение покоя граждан и тишины в ночное время 2014 Тишина и покой в России 22 марта 2014 года в Московской области вступил в силу закон о тишине (Закон Московской области от 7 марта 2014 г. № 16/2014-ОЗ "Об обеспечении тишины и покоя […]