Вс рф часть 1 гк рф

О реформе части первой Гражданского кодекса Российской Федерации

Реформа гражданского законодательства имеет место уже в течение последних семи лет.

23 июня 2015 года Пленумом Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) принято Постановление N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации » (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 25), которым охвачены десять первых глав Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ); сейчас готовится отдельное Постановление Пленума ВС РФ об исковой давности , затем предполагается постановление по обязательствам и договорам. В настоящей статье мы рассмотрим новеллы ГК РФ, учитывая разъяснения, приведенные в указанном Постановлении Пленума ВС РФ.

Постановление Пленума ВС РФ N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» принято 29 сентября 2015 года.

Если говорить об общих вопросах, связанных с реформой гражданского законодательства, то следует заметить, что реформа началась с Указа Президента Российской Федерации от 18.07.2008 N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации», проект которого был подготовлен Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства.

В строгом соответствии с Указом сначала была подготовлена Концепция развития гражданского законодательства, активно обсуждавшаяся на различных конференциях, потом рассматривались замечания и публиковались отдельные разделы Концепции. В результате Президенту Российской Федерации на рассмотрение и утверждение был представлен сокращенный вариант Концепции в объеме около 140 страниц, содержащий, по сути, только самые принципиальные предложения (рабочий вариант Концепции насчитывал более 700 страниц).

В октябре 2009 года состоялось заседание Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства под председательством Президента Российской Федерации, было вынесено официальное решение об одобрении Концепции, и, как предусматривалось по Указу, к декабрю 2010 года был подготовлен единый законопроект о внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую ГК РФ. Затем Президент Российской Федерации направил проект в Правительство Российской Федерации, со многими федеральными ведомствами он был быстро согласован, но вот с двумя структурами, такими как Министерство экономического развития Российской Федерации и Рабочая группа по созданию международного финансового центра — это и есть главные оппоненты законопроекта, Концепции и в целом реформы ГК РФ, — договориться не удалось. Поэтому, к сожалению, принятие законопроекта, учитывая проведение заседаний в ряде разных правительственных комиссий, затянулось на целый год, и многие вопросы, которые в основном рассмат ривались на заседаниях комиссий, в Кодекс так и не попали, — это положения об увеличении минимального размера уставного капитала хозяйственных обществ, нормы, определяющие круг лиц, контролирующих юридическое лицо, статья об ответственности юридических лиц, статья об аффилированности, где было семь групп отношений, рассматриваемых как аффилированность, была интереснейшая норма о том, что суд может, независимо от наличия формальных признаков аффилированности, тем не менее констатировать аффилированность и применять соответствующие правила, но вся эта статья пропала, осталась лишь отсылочная норма. И многие другие вопросы не получили своего разрешения.

27 апреля 2012 года законопроект, пока еще единый, был принят в первом чтении, все лето 2012 года велась работа, было рассмотрено более двух тысяч официально внесенных поправок, и, как положено по регламенту, в конце сентября 2012 года Комитет по законодательству представил Совету Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации законопроект, подготовленный ко второму чтению, с учетом всех внесенных поправок.

А потом случилось совершенно непредвиденное обстоятельство, когда Государственная Дума приняла Постановление о том, что в дальнейшем — во втором и третьем чтениях — изменения будут приниматься в виде отдельных законов, и единый законопроект был разбит на десять законопроектов.

На настоящий момент принято восемь отдельных законопроектов в рамках реформы, кроме раздела II «Вещное право», где предложена совершенно новая система ограниченных вещных прав, и законопроекта в отношении так называемых финансовых сделок. Увы, не все моменты согласовывались с Советом по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, и потому в принятых документах появилось множество не предусмотренных ранее изменений (назовем их теневые поправки).

По законопроекту о вещных правах в мае 2015 года в Государственной Думе проводились парламентские слушания, и, что нас очень порадовало, этот законопроект пока обходится без всяких теневых поправок.

К концу 2015 года, надеемся, будет принят один из двух законов — скорее всего, это будет законопроект о финансовых сделках, и останется еще вещное право. Но пока не будет принят раздел II ГК РФ в новой редакции, реформу нельзя считать завершенной, потому что основные принципиальные положения касаются именно вещного права. Далее запланирован следующий этап реформы — это пересмотр традиционных договоров по части второй ГК РФ.

Стоит напомнить, что, когда вводился новый ГК РФ, 21 октября 1994 года Государственной Думой была принята часть первая данного Кодекса, 28 февраля 1995 года появилось совместное Постановление Пленума ВС РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) N 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации «, а уже 1 июля 1996 года было принято также совместное Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Российская газета. 1994. 8 декабря.

Сейчас, видимо, требуется больше времени на осознание новелл. Но тем не менее Постановление о применении некоторых положений раздела I части первой ГК РФ принято, и в нем содержится 133 (!) пункта: есть просто цитирование того, что записано в законе, а есть и очень принципиальные и полезные для практики разъяснения. Вот с учетом этого Постановления Пленума ВС РФ N 25 стоит немного рассказать о новеллах ГК РФ и все-таки показать, что планировалось по Концепции и те так называемые теневые поправки, которые, конечно, деформировали законодательство и, наверное, деформируют и судебную практику.

Начать стоит, на наш взгляд, со статьи 10 ГК РФ о злоупотреблении правом. Надо сказать, предыстория здесь такова, что высшими судами в свое время, если посмотреть разъяснение по статье 10 ГК РФ, которое было в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ 1996 года о применении части первой, иные формы злоупотребления трактовались таким образом, что они не отходили далеко от шиканы. Но вот уже в последние годы ВАС РФ, увы, стал давать расширительное толкование соответствующих норм, и под иными формами злоупотребления понималось уже все что угодно, к примеру действия ответчика, который пишет неправильный отзыв на иск. В результате при рассмотрении спора забывалось о статье 10 ГК РФ и ее содержании и преследовалась цель защитить добросовестную сторону любыми способами, которые есть в ГК РФ, в той же статье 12.

По нашему убеждению, расширительное толкование таких норм, как статья 10 ГК РФ, которая говорит не просто об ограничении, а о лишении субъективного права на судебную защиту, в принципе недопустимо. Такие нормы не могут расширительно толковаться — это аксиома. Но ВАС РФ стал ее толковать, увы, расширительно, появились высказывания, что можно игнорировать доводы ответчика в отзыве на иск, ссылаясь на то, что он злоупотребляет правом; и даже действия третьего лица, не участвующего ни в деле, ни в процессе, оценивались с точки зрения статьи 10 ГК РФ (мы имеем в виду известный Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 ГК РФ, содержащийся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127).

Была надежда, что новая редакция статьи 10 ГК РФ заставит ВС РФ истолковать эту статью, как положено, буквально и старая практика будет отменена. Но, к сожалению, надежда не оправдалась: нет у нас открытого перечня иных форм злоупотребления правом, есть три конкретные формы — наряду с шиканой это обход закона и заведомо недобросовестное поведение. Но тем не менее мы в Постановлении Пленума ВС РФ N 25 находим пункт 7, который, как и прежде в практике ВАС РФ, говорит о том, что если сделка явилась результатом злоупотребления правом, то ее можно признавать недействительной по основаниям, заметьте, статьи 10 и статьи 168 ГК РФ. Но давайте посмотрим на текст этих статей, особенно на статью 168 «Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта». Никто не отрицает, что злоупотребление правом означает нарушение запрета, установленного законом, потому что злоупотребление правом не допускается — это первая норма статьи 10 ГК РФ. И согласно статье 168 ГК РФ сделка, противоречащая закону, по общим правилам, оспорима, если законом не предусмотрены иные последствия нарушения его требований, не связанные с недействительностью сделки. Так вот статья 10 ГК РФ как раз и предусматривает иные последствия в виде отказа в защите прав, не связанные с признанием сделки недействительной. На каком же основании воспроизведена практика, согласно которой такие сделки признаются недействительными по статьям 10 и 168 ГК РФ либо по статьям 10 и 170 ГК РФ?

Не нашел своего разрешения вопрос о том, какие еще меры можно применять, если констатируется злоупотребление правом. В самой статье 10 ГК РФ сказано, что применяются иные меры, предусмотренные законом. Когда готовились соответствующие документы в ВАС РФ, то имелись в виду два варианта: либо меры, специально предусмотренные законом на случай той или иной формы злоупотребления правом, либо любые способы защиты добросовестной стороны, в отношении которой другой, недобросовестный, контрагент злоупотребил правом, и тогда пришли к официальному выводу, что применяются любые меры и способы защиты. Но этот вопрос, повторим, остался в Постановлении Пленума ВС РФ N 25 нерешенным. Как уже указывалось, расширительно толковать такие статьи, которые ограничивают и лишают субъективного права, конечно же, нельзя. По духу разъяснений, приведенных в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ N 25 относительно статьи 10, нам кажется, есть стремление сохранить ранее сформированную практику, хотя, честно гово ря, ее хорошо было бы изменить.

Далее поговорим о юридических лицах — субъектах гражданских прав. Известно, что в данной части законопроект принят. Это был самый больной вопрос в ходе реформы, поскольку все то время, пока шли обсуждения в разных правительственных комиссиях, подавляющее число проблем было связано с нормами о юридических лицах: это и содержание статьи о корпоративных договорах, и вопросы об уставном капитале, так как поступали предложения о том, что надо предусмотреть возможность создавать хозяйственные общества вообще без уставного капитала, и, хотя соответствующее согласие было дано только для венчурных компаний, вдруг появился Закон о хозяйственных партнерствах. В итоге при принятии главы 4 ГК РФ пришлось пойти на наибольшее число компромиссов, потому что сама возможность реформы связывалась именно с нормами о юридических лицах. Впрочем, необходимо отметить, что общие положения о юридических лицах, кроме перечня организационно-правовых форм и нескольких новых организаци онно-правовых форм некоммерческих организаций, — в общем-то прогрессивные разделы. Совершенно по-новому выглядит и действительно интересна реорганизация юридических лиц, появилась статья 64.2 ГК РФ о недействующих юридических лицах. Поэтому постараемся сосредоточиться на принципиально позитивных изменениях, имея в виду, что в Постановлении Пленума ВС РФ N 25 есть разъяснения по соответствующим статьям, и, собственно говоря, все это действительно отличается большим позитивом.

Первое: хотелось бы упорядочить организационно-правовые формы юридических лиц, в особенности некоммерческих организаций. Скажем, из перечня коммерческих организаций были исключены так называемые закрытые акционерные общества (появление которых в российском законодательстве явилось результатом недоразумения) и общества с дополнительной ответственностью, которые в нашем обществе и государстве оказались совершенно невостребованными.

Что касается некоммерческих организаций, то насчитывалось более 30 (!) их различных организационно-правовых форм. Хотя, когда готовилась часть первая ГК РФ, перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций оставили открытым только потому, что не удалось вписать в какую-то организационно-правовую форму торгово-промышленные палаты и облпотребсоюзы, но при этом были законы о кооперации и о торгово-промышленных палатах. В связи с этим и установили, что могут быть иные организационно-правовые формы некоммерческих организаций, которые предусмотрены законом. Во что это вылилось — всем хорошо известно: казачьи общества, общины малочисленных народов, некоммерческие партнерства. — более 30 организационно-правовых форм. Конечно, надо было с этим как-то бороться, поэтому предлагалось ввести шесть организационно-правовых форм некоммерческих организаций и все существующие виды вписать в эти формы. Законопроект, который был принят в первом чтении, в строгом соответствии с Концеп цией ровно это и предусматривал. Ну а потом возник вопрос: куда делись государственные корпорации? Хотя в переходных положениях и в Концепции отмечалось, что их необходимо преобразовать в нормальные организационно-правовые формы и установить срок в переходных положениях. Но в итоге пришлось идти на уступки, и появилась самостоятельная организационно-правовая форма — публично-правовые компании, которые ГК РФ совершенно не регулируются, а регулируются отдельными законами о каждой такой публично-правовой компании. На практике мы увидели, что получилось. К примеру, был отдельный закон о ликвидации «Олимпстроя» и все долги всем кредиторам были «прощены» по закону. И, собственно, такая судьба ждет кредиторов и всех других так называемых государственных компаний.

Особенно интересная ситуация сложилась с товариществами собственников недвижимости: поначалу были товарищества собственников жилья — ТСЖ, они рассматривались как отдельные виды потребительских кооперативов, ну там бы им и быть в законе, который был принят в первом чтении законопроекта, и все было бы нормально. Но потом, когда отдельные части законопроекта готовились ко второму чтению, ТСЖ было признано самостоятельной организационно-правовой формой, и в последнюю минуту в результате теневых поправок появилась такая самостоятельная организационно-правовая форма, как товарищество собственников недвижимости, а ТСЖ пропали. И у ТСЖ были большие неприятности, потому что формальный бюрократический подход, который, конечно, присутствовал во многих госструктурах, означал, что нет таких юридических лиц и таких организационно-правовых форм. Была паника, были изменения в учредительных документах тысяч ТСЖ и все прочее. И тут надо отдать должное Пленуму ВС РФ, который четко сказал, что ТСЖ сущ ествует и продолжает существовать, что это отдельный вид товариществ собственников недвижимости и, самое главное, что к ним применяются правила Жилищного кодекса Российской Федерации о товариществах собственников жилья и эти правила имеют приоритет, они применяются как специальное законодательство по отношению к общему — то есть о товариществах собственников недвижимости. Но можно было бы избежать этой проблемы — не надо было расширять перечень организационно-правовых форм некоммерческих организаций.

Автономные некоммерческие организации (они у нас рассматривались как вид общественных организаций, вид фондов) были выведены в самостоятельную организационно-правовую форму, — в этом вопросе также пришлось отступить и пойти на компромисс.

Еще один вопрос, где пришлось отступить, — это вопрос о диспозитивности в регулировании деятельности хозяйственных обществ. Мы были не против выделить публичные хозяйственные общества, чьи акции котируются на рынке, и установить более жесткое регулирование таких публичных акционерных обществ, что и сделано в статье 97 ГК РФ, но вот что касается других, оставшихся, так называемых непубличных хозяйственных обществ (статья 66.3 ГК РФ), на наш взгляд, это полный провал Концепции. Когда в таких обществах могут принципиально меняться основы регулирования деятельности — как там сказано, диспозитивность буквально во всем, это приведет к серьезным негативным последствиям.

Если все же говорить о позитиве, то, конечно, изменилось регулирование реорганизации юридических лиц: статьи 57 «Реорганизация юридического лица», 58 «Правопреемство при реорганизации юридических лиц» и 60 «Гарантии прав кредиторов реорганизуемого юридического лица». Теперь допускается сложная реорганизация, когда в ходе единой реорганизации сочетаются различные ее формы, ну, например, выделение плюс преобразование, при этом в процессе реорганизации могут участвовать юридические лица разных организационно-правовых форм. Очень изменились, вероятно, с точки зрения потребностей оборота (и все это обсуждалось и согласовывалось) гарантии прав кредиторов, о которых идет речь в статье 60 ГК РФ. Установлено четкое регулирование, и кредиторам отказано в защите их прав, когда они предъявляют требования о досрочном исполнении обязательств или о досрочном прекращении и взыскании убытков, если им в течение месяца предоставляется достойное обеспечение испол нения обязательств. Эти нормы позитивные, и, безусловно, они послужат на благо оборота. Одной из основных задач, так сказать предметом торга, когда глава о юридических лицах обсуждалась в разных правительственных комиссиях, была необходимость сохранить последнюю норму статьи 60 ГК РФ, которая представляет собой главную гарантию прав кредиторов, — это солидарная ответственность вновь созданных юридических лиц и тех, которые были реорганизованы. Эта норма, к счастью, осталась.

Нормы о ликвидации теперь более-менее согласованы с законодательством о банкротстве — это статья 64.2 ГК РФ о недействующих юридических лицах. Известно, что длительное время мы обходились только Постановлением Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 N 67 «О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о банкротстве отсутствующих должников и прекращении недействующих юридических лиц», потому что статья 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», которая была введена в 2005 году, практически не работала без указанного Постановления Пленума, то есть налоговые органы продолжали передавать дела о банкротстве отсутствующих должников в суд вместо нормальной операции по очистке реестра. Положения новой статьи 64.2 ГК РФ нисколько не противоречат данному Постановлению, и, полагаем, оно будет применяться и в дальнейшем.

Хотелось бы, конечно, в Постановлении Пленума ВС РФ увидеть какое-то толкование статьи 67.2 ГК РФ о корпоративном договоре — это был один из самых сложных вопросов, бесконечно обсуждавшийся на всех правительственных комиссиях; увы, наши оппоненты получали поддержку в лице руководителей правительства, и нам было очень сложно отстаивать свою точку зрения, поскольку первоначально такой родовой договор — корпоративный договор готовился как обобщающий договор в отношении уже известных нам институтов: акционерных соглашений и соглашений участников общества с ограниченной ответственностью об осуществлении прав участников, которые уже были в Федеральных законах от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Однако потом нам опять-таки пришлось отступать по некоторым положениям, но отдельные нормы удалось сохранить.

Ну, во-первых, важным является вопрос о том, нужно ли информировать других участников, не являющихся участниками корпоративного договора, о том, что такой договор заключен. Мы полагали так: если кого-то из участников хозяйственного общества не приглашают на заключение корпоративного договора, то, значит, договор заключается против этих участников. Поэтому мы требовали законодательного закрепления положения о том, что необходимо информировать хотя бы о факте заключения такого договора. И в статью 67.2 ГК РФ все-таки попали соответствующие нормы, несмотря на всю борьбу, которая велась вокруг этой статьи. То есть в непубличном обществе его участники, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения такого договора для информирования об этом всех участников общества. При этом содержание договора не раскрывается, поскольку оно, безусловно, представляет собой конфиденциальную информацию. Но если участники, которых не пригласили участвовать в договоре, пред упреждены о том, что другие заключили корпоративный договор, у них есть возможность продать долю в уставном капитале или свой пакет акций и уйти оттуда, потому что все дальнейшее будет против них, это понятно. Но если речь идет о публичных акционерных обществах, то там должна быть полная информация с раскрытием содержания корпоративного договора.

Второй момент: корпоративный договор должен порождать обязательства участников этого договора. Мы вынуждены были отступить в том, что все же есть случаи, когда можно признать недействительным решение органа управления юридического лица, которое противоречит условиям корпоративного договора, и даже сделки, совершенные участниками корпоративного договора, если они противоречат условиям корпоративного договора. Пришлось включить эти нормы, но с оговоркой (это был, конечно, плод компромисса): оспаривать решение органа юридического лица, противоречащее корпоративному договору, можно только при условии, что все участники общества являются одновременно участниками корпоративного договора. Если оспаривается сделка, совершенная юридическим лицом или участником корпоративного договора, то необходимо доказать, что контрагенту сделки было известно об этом корпоративном договоре, что достаточно сложно, имея в виду принцип конфиденциальности в непубличных хозяйственных обществах.

А самое главное, что в статье 67.2 ГК РФ в результате долгих дискуссий появилась норма о возможности заключения договоров с участием третьих лиц, но надо обратить внимание, что это уже не корпоративный договор, это иной, не поименованный, договор, когда с одной стороны есть кредитор или другое заинтересованное лицо, допустим инвестор, а с другой — все участники хозяйственного общества, которые принимают на себя обязательства, присущие корпоративному договору. Но третье лицо — это не участник корпоративного договора, такой договор, как уже сказано, — самостоятельный договор. Конечно, мы ожидали разъяснения и толкования по данной норме, но, увы, в Постановлении Пленума ВС РФ N 25 есть лишь небольшая цитата из статьи 67.2 ГК РФ и есть вопрос о подведомственности: естественно, все споры, вытекающие из корпоративного договора, как разъяснено в Постановлении Пленума ВС РФ N 25, подведомственны арбитражному суду. А вот остальные интересные спорные вопросы не разъяснены.

Далее рассмотрим вопрос об объектах гражданских прав. Все знают, что был отдельный Федеральный закон от 02.07.2013 N 142-ФЗ, которым вносились изменения в раздел об объектах гражданских прав. К сожалению, статья 130 ГК РФ оставлена без изменений, хотя в законопроекте (и в Концепции это обосновывалось) предлагалась новая редакция данной статьи. Там проводился принцип единого объекта в отношении земельного участка и всего, что на этом земельном участке расположено; в качестве отдельных объектов недвижимости рассматривались и регулировались жилые и нежилые помещения.

Как известно, особенно остро стояла проблема с нежилыми помещениями, потому что до Постановления Пленума ВС РФ N 25 все держалось исключительно на Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания», где по аналогии закона было признано необходимым применять правила о праве собственности на квартиры в жилых домах, имея в виду комплексные специальные отношения, когда есть право собственности на офисные помещения и доля в праве собственности на иное общее имущество в здании.

В законе таких норм нет. Это предлагалось сделать, еще когда готовилась концепция 2003 года о развитии законодательства о недвижимости; эта концепция осталась в научных работах, на нее часто ссылаются в диссертациях, хотя весь 2002 год мы серьезно над ней работали и в январе 2003 года она была одобрена. Тогда имелось в виду, что надо внести изменения во все законы, регулирующие недвижимость, включая ГК РФ, Жилищный кодекс Российской Федерации, Земельный кодекс Российской Федерации и т.д., — одним законом под единую концепцию. Кстати, 95 процентов той концепции сейчас будет реализовано в разделе II ГК РФ, правда, прошло 12 лет. Так вот там предусматривалось отдельно урегулировать в качестве объекта права собственности и объекта сделок нежилые помещения, чтобы никто не признавал нежилыми помещениями любые части здания и чтобы не было больше споров об установлении сервитутов на право прохода по лестничным клеткам или на право пользования единственным туалетом. В Презид иуме ВАС РФ было немало курьезных дел по этому поводу, но теперь, к счастью, есть Постановление Пленума ВС РФ N 25, полностью поддерживающее позицию, которая была выработана в 2009 году на Пленуме ВАС РФ, где есть четкое разъяснение, что если речь идет о праве собственности на нежилые помещения, то надо по аналогии закона применять правила о жилых помещениях, при этом указаны соответствующие статьи ГК РФ, к примеру статья 290 об общей долевой собственности, и Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть наша практика полностью поддержана, но вот в законе соответствующих норм пока нет.

Это появится в разделе II ГК РФ, но очень хотелось бы, чтобы и в новой редакции статьи 130 ГК РФ были соответствующие положения. Впрочем, к слову сказать, когда 19 мая 2015 года проводились парламентские слушания по разделу II «Вещное право», мы увидели, что статья 130 ГК РФ в новой редакции не пропала, просто было решено, что эта статья должна быть изменена законом, которым будут внесены изменения в раздел II о вещных правах. Можно с удовлетворением отметить, что в этом законопроекте о вещных правах предусмотрена новая редакция статьи 130 ГК РФ. Кроме того, там предусмотрено преимущественное право как собственника здания на чужой земле, так и собственника земельного участка на приобретение соответствующего объекта. Так что очень хорошо, что мы увидим статью 130 ГК РФ в новой редакции, но пока ее нет.

Зато есть статья 133.1 «Единый недвижимый комплекс». Сейчас оппонентами Концепции ведется активная борьба против этой статьи, поскольку они очень недовольны, что под единым недвижимым комплексом понимается и совокупность движимых и недвижимых вещей, объединенных целевым назначением, в том числе расположенных на разных земельных участках. Определенным структурам было бы желательно свести данный объект только к комплексу имущества в рамках одного участка и наделить произвольным правом собственника изменять состав этого имущественного комплекса. Дважды на Совете по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства рассматривались разные законопроекты, внесенные противниками Концепции, и дважды мы давали категорически отрицательные заключения на эти законопроекты.

Что касается перспектив раздела II ГК РФ, то не может не смущать то обстоятельство, что сейчас началось реформирование системы реестра прав на недвижимость и кадастра, — принят целый ряд законов и постановлений Правительства Российской Федерации. На наш взгляд, нет никакого смысла проводить реформу реестра и кадастра под старую систему вещных прав. Либо предполагается на какое-то длительное время оставить без изменения раздел II и всю систему существующих вещных прав, либо после принятия ГК РФ будут изменяться принятые законы по реформам системы регистрации. Этот момент пока непонятен.

Еще хотелось поговорить об обязательствах и договорах — о последнем Федеральном законе от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации»: там тоже присутствуют теневые поправки. В Федеральном законе от 21.12.2013 N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» есть интересные положения по залогу, которые нашли отражение в Постановлении Пленума ВС РФ N 25, в частности это толкование статьи 174.1 ГК РФ. Мы ожидали ограничительного толкования, предполагающего, что все-таки высшая судебная инстанция должна защищать определения судов об аресте имущества и придавать им абсолютный характер. На наш взгляд, очень странно теперь выглядит, с учетом внесенных изменений, норма статьи 334 ГК РФ о том, что некое лицо, которое предъявило и ск в суд — свое имущественное требование, но попросило наложить арест на имущество, вдруг объявляется залогодержателем, и причем если брать очередность залогодержателей, то право его возникает непосредственно с вынесения определения о наложении ареста. Но ведь лицо, заключая договор, не обеспокоилось об обеспечении обязательства. А зачем? Просто предъяви иск и заяви ходатайство об обеспечении этого иска — и ты залогодержатель. А вот статья 174.1 ГК РФ — это отголосок на названную норму. И получается, что если суд налагает арест, а потом вдруг должник продаст заложенное имущество, на которое наложен арест, добросовестному приобретателю, то придется прекращать примененный способ обеспечения — арест. Мы ожидали, что по таким вопросам будут более принципиальные разъяснения.

В судебной практике в настоящее время ставится следующий вопрос: поскольку Банком России публикуются различные средние процентные ставки в зависимости от срочности вклада — до года, свыше года, то каким образом нужно определять ставку подлежащего взысканию процента? Существуют мнения, что надо вычислять некую среднюю ставку: если до года, то по депозитам до года, если свыше года, то надо брать депозиты свыше года. Нам представляется, насколько мы изучали эту проблему, что, действительно, эти средние ставки дифференцируются, правда, непонятно, как их можно вычислить. Ведь в одном банке ставки по депозитам от вкладов до востребования до вкладов на 10 лет или до достижения 18-летнего возраста совершенно различны. Но у Центрального банка Российской Федерации есть рычаг: он может, как теперь, устанавливать ставку на полмесяца: к примеру, по Северо-Западному округу с 1 июня 2015 года ставка составляет 11,44%, с 15 июня — 11,37%, с 15 июля — 10,36% и т.д. Как она устанавливается? Вероятно , исходя из целесообразности. Мы считаем, что раз есть такая ставка, то следует считать и исчислять те проценты, которые устанавливает Банк России, а самостоятельно никаких средних арифметических величин выводить не надо: у судов нет такого права — судебная дискреция так далеко не распространяется.

Также у судов возникают сомнения: как следует исчислять ставку, если у юридического лица одно местонахождение, а все обязательства, связанные с деятельностью филиала, — на другой территории? Безусловно, правильный ответ — по месту нахождения юридического лица.

В целом по денежному обязательству продолжает применяться совместное Постановление Пленума ВС РФ N 13 и Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» (далее — Постановление Пленумов N 13/14). Нельзя не согласиться, что в свое время это Постановление Пленумов N 13/14 сыграло колоссальную роль, ведь именно в нем четко разъяснено, что проценты по статье 395 ГК РФ (имеется в виду классический вариант статьи 395 ГК РФ) — это специальная ответственность за просрочку денежного обязательства, которая не является неустойкой. А в настоящее время встречается мнение, что проценты, начисляемые в соответствии со статьей 395 ГК РФ, — это неустойка. Нет, подчеркнем, — это специальная мера ответственности за просрочку денежного обязательства. А особенность заключается в том, что основания освобождения от ответственности, предусмотренные статье й 401 ГК РФ, не применяются даже при форс-мажорных обстоятельствах. За просрочку денежного обязательства по специальной ответственности, конечно, надо платить санкции. Вот в этом разница. Поэтому в указанном Постановлении Пленумов была изложена именно такая позиция. Статью 333 ГК РФ допускалось применять по аналогии закона. Теперь в самой статье 395 ГК РФ есть прямая норма о возможности уменьшения размера процентов. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» подробно изложены все вопросы, касающиеся применения статьи 333 ГК РФ, и эти подходы, конечно же, можно полностью использовать и к уменьшению размера процентов, во всяком случае не ниже ставки рефинансирования.

Еще на один момент хочется обратить внимание: новая статья — 317.1 ГК РФ готовилась специально, чтобы наконец закончились все ожесточенные дискуссии среди юристов о природе процентов годовых. Но в судебной практике таких дискуссий, полагаем, не должно быть уже с 1998 года, потому что в вышеуказанном Постановлении Пленумов N 13/14 приводились три вида процентов по их правовой природе: проценты как законная неустойка, проценты как специальная мера ответственности и проценты как плата.

Проценты как законная неустойка уплачиваются в случае, если их начисление связывается с нарушением неденежного обязательства. К примеру, согласно статье 856 ГК РФ в случаях несвоевременного зачисления на счет поступивших клиенту денежных средств либо их необоснованного списания банком со счета, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке и в размере, предусмотренных статьей 395 данного Кодекса.

Если проценты установлены на случай просрочки денежного обязательства, то это специальная мера ответственности. А есть проценты как плата. Так, в пунктах 13 и 14 Постановления Пленумов N 13/14 сказано, например, что проценты, взимаемые в соответствии со статьей 487 ГК РФ, в которой идет речь о предварительной оплате товаров, и проценты по статье 488 ГК РФ об оплате товара, проданного в кредит, являются платой за пользование чужими денежными средствами. К слову сказать, в связи с этим уже возникают вопросы. В частности, если имеется спор по договору продажи в кредит, то каким образом должны определяться проценты? Этого вопроса не возникло бы, если бы в статью 395 ГК РФ не было внесено изменения о применении средней ставки по депозитам с участием физических лиц. Теперь это приобретает серьезное значение, потому что природа процентов по статьям 487 и 488 ГК РФ определена, и, полагаем, ее менять никто не будет — это плата за пользование чужими денежными средствами; а, как уже говорилось, вопрос возникает о ставке, которая должна применяться. Вроде бы это случай, подпадающий под статью 317.1 ГК РФ, когда речь идет о продаже товара в кредит: есть денежный долг на стороне покупателя, который необходимо возвращать с приростом, предусмотренным за использование денег, по определенной ставке. По какой? По ставке рефинансирования, если применяется статья 317.1 ГК РФ, или по статье 395 ГК РФ, согласно которой необходимо брать среднюю ставку процента по депозитам с участием граждан?

На наш взгляд, в решении этого вопроса поможет статья 307.1 ГК РФ. Не следует забывать, что статья 317.1 ГК РФ расположена в подразделе «Общие положения об обязательствах», а статья 307.1 ГК РФ говорит, что к договорным обязательствам общие положения по обязательствам применяются только в том случае, если нет специальных правил об отдельных видах договоров и нет ничего в общих положениях о договорах. То есть двойное субсидиарное применение. Поскольку применительно к договорам купли-продажи установлена прямая норма о процентах, взимаемых как плата, суть которой еще и в том, что эти проценты начисляются не с момента, когда товар получен в кредит, ибо образовался долг, а с момента, когда покупатель должен был оплатить товар, но не оплатил. Договором может быть предусмотрено, что эти проценты взимаются непосредственно с момента получения товара. Но есть специальное правило, и статья 317.1 ГК РФ к этим отношениям не подлежит применению. По нашему мнению, такой подход мож но распространить на все договоры, содержащие условия о процентах, взимаемых как плата за пользование.

Поднимался вопрос, можно ли взимать сразу две ставки — одну как плату за пользование, другую как ответственность. Конечно, можно, ведь если посмотреть в концептуальные основы упомянутого совместного Постановления Пленумов N 13/14, в идеологию этого Постановления, то в основе всего — обязательство коммерческого кредита. А по статье 823 ГК РФ, если фиксируется обязательство коммерческого кредита в каком-либо договоре, — это автономное самостоятельное обязательство, и это обязательство регулируется положениями главы 42 ГК РФ о займе, в частности в силу статьи 811 ГК РФ если заемщик вовремя не вернул сумму займа, то на эту сумму, помимо процентов за пользование займом по статье 809 ГК РФ, подлежат уплате также и проценты по статье 395 ГК РФ. Поэтому применение двух ставок вполне обоснованно: одна ставка взимается как плата за пользование, это, по сути, составная часть долга, поскольку денежный долг должен возвращаться с тем прирос том, который обусловливает использование чужих денег в имущественном обороте; а вторая ставка, соответственно, — за просрочку.

Хотелось бы обратить внимание и на интересный вопрос об астренте. Еще при подготовке Концепции в рабочей группе обсуждалась проблема: стоит ли в общие положения об обязательствах вводить этот институт. И разработчики законопроекта в большинстве своем посчитали, что пока мы еще не готовы к соответствующим нововведениям. Надо бы сначала все досконально проработать и определить, как этот институт будет сочетаться с нормами процессуального законодательства, скажем, продумать изменение порядка и способа исполнения решений, если есть присуждение в натуре. Ведь если будет присуждена сумма на случай неисполнения обязательства в натуре, а потом истец заявит ходатайство об изменении порядка и способа исполнения решения и попросит взыскать денежную сумму в размере стоимости, а дополнительно будет установлена еще и денежная сумма за неисполнение обязательства в натуре по решению суда по некоей прогрессивной шкале, то это повлечет неосновательное обогащение кредитора, что представляет собой не меньший грех, чем неисполнение решения суда должником. Если обратиться к мировым правопорядкам, то во Франции этот институт появился из судебной практики за десятилетия применения. А нам надо было бы проработать все процессуальные вопросы, но поскольку в статье 308.3 ГК РФ (это была теневая поправка) появилась такая норма, то, видимо, следует ожидать постановления Пленума ВС РФ с соответствующими разъяснениями, на наш взгляд, с ограничительным и детальным толкованием, как ее применять при рассмотрении конкретных споров. Мы не можем согласиться с тем, что решение о взыскании денежного долга равносильно присуждению к исполнению денежного обязательства в натуре и что это есть разновидность спора о присуждении к исполнению в натуре, — нет, конечно, это есть взыскание денежного долга. И статья 308.3 ГК РФ рассчитана только на такой способ защиты прав кредитора, как присуждение к исполнению в натуре. К денежным обязательствам это не имеет никакого отношения.

Есть еще немало новых интересных норм — статья 406.1 ГК РФ о возмещении потерь кредитора и статья 434.1 о заверениях об обстоятельствах (своеобразный способ защиты от вранья в договорных отношениях), но, видимо, в судебной практике пока еще эти вопросы не возникли.

Витрянский В.В., доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации, заместитель председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в отставке.

О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (совместно с постановлением Пленума ВАС РФ №8)

В целях обеспечения правильного и единообразного применения судами и арбитражными судами (далее — судами) части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, а также учитывая, что у судов возникли вопросы, требующие разрешения, Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановляют дать следующие разъяснения.

1. При рассмотрении дела, возникшего в связи с оспариванием гражданином или юридическим лицом законности ненормативного акта государственного органа, органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных федеральным законом (например, Законом РФ от 27 апреля 1993 года «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»), также и нормативного акта, необходимо учитывать, что в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации и пункта 2 статьи 1 ГК ограничение гражданских прав допустимо лишь на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Если суд установит, что оспариваемый акт не соответствует закону или иным правовым актам и ограничивает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, то в соответствии со статьей 13 ГК он может признать такой акт недействительным.

В таком же порядке должны признаваться недействительными акты, содержащие ограничение перемещения товаров, услуг и финансовых средств, имея в виду, что указанные ограничения могут вводиться только в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (пункт 3 статьи 1).

2. В случаях, когда разрешаемый судом спор вытекает из налоговых или других финансовых и административных правоотношений, следует учитывать, что гражданское законодательство может быть применено к указанным правоотношениям только при условии, что это предусмотрено законодательством.

Поскольку ни гражданским, ни налоговым, ни иным административным законодательством не предусмотрено начисление процентов за пользование чужими денежными средствами на суммы, необоснованно взысканные с юридических и физических лиц в виде экономических (финансовых) санкций налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, при удовлетворении требований названных лиц о возврате из соответствующего бюджета этих сумм не подлежат применению нормы, регулирующие ответственность за неисполнение денежного обязательства (статья 395).

В названных случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15 и 16 ГК могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием экономических (финансовых) санкций.

3. В соответствии с Конституцией Российской Федерации гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации (пункт 1 статьи 3 ГК). Нормы гражданского права, содержащиеся в актах субъектов Российской Федерации, изданных до введения в действие Конституции РФ, могут применяться судами при разрешении споров, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и Кодексу.

4. Под обычаем делового оборота, который в силу статьи 5 ГК может быть применен судом при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например, традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п.

Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.).

5. При разрешении споров следует иметь в виду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (статья 10), в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам.

В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребление правом.

6. Основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

7. Учитывая, что правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено Федеральным законом (абзац четвертый пункта 1 статьи 2), заявления указанных лиц о признании недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления должны приниматься судами и рассматриваться в общем порядке.

8. Защита нарушенных или оспариваемых гражданских прав осуществляется судом. Поэтому суды должны принимать иски граждан и юридических лиц о признании недействительными актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным правовым актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц, поскольку такие споры вытекают из гражданских правоотношений.

В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

9. При разрешении споров, возникших в связи с защитой принадлежащих гражданам или юридическим лицам гражданских прав путем самозащиты (статьи 12 и 14), следует учитывать, что самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный.

10. При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п.

11. Размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, по требованию о возмещении убытков в виде неполученного дохода, причиненных недопоставкой сырья или комплектующих изделий, размер такого дохода должен определяться исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости недопоставленного сырья или комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров.

12. В случае предъявления гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, необходимо иметь в виду, что ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (статья 16) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.

Предъявление гражданином или юридически лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

При удовлетворении иска взыскание денежных сумм производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств — за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Положения о юридических и физических лицах

13. Споры между гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, а также между указанными гражданами и юридическими лицами разрешаются арбитражными судами, за исключением споров, не связанных с осуществлением гражданами предпринимательской деятельности. В таком же порядке рассматриваются споры с участием глав крестьянского (фермерского) хозяйства.

При разрешении указанных споров арбитражным судам следует руководствоваться нормами Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иного правового акта или существа правоотношений (пункт 3 статьи 23).

Учитывая, что гражданин, занимающийся предпринимательской деятельностью, но не прошедший государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя, не приобретает в связи с занятием этой деятельностью статуса предпринимателя, споры с участием таких лиц, в том числе связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, в соответствии со статьей 25 ГПК РСФСР подведомственны суду общей юрисдикции.

При разрешении таких споров могут быть применены положения Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (пункт 4 статьи 23).

С момента прекращения действия государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, в частности, в связи с истечением срока действия свидетельства о государственной регистрации, аннулированием государственной регистрации и т.п., дела с участием указанных граждан, в том числе и связанные с осуществлявшейся ими ранее предпринимательской деятельностью, подведомственны судам общей юрисдикции, за исключением случаев, когда такие дела были приняты к производству арбитражным судом с соблюдением правил о подведомственности до наступления указанных выше обстоятельств.

14. Дела о признании индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом) подведомственны арбитражному суду. При разрешении таких споров следует иметь в виду, что свои требования к индивидуальному предпринимателю могут предъявить и кредиторы по обязательствам, не связанным с осуществлением предпринимательской деятельности (о причинении вреда жизни, здоровью или имуществу граждан или юридических лиц, о взыскании алиментов и т.п.).

В случае признания индивидуального предпринимателя банкротом требования всех кредиторов удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества, на которое может быть обращено взыскание, в порядке очередности, установленной пунктом 3 статьи 25.

15. После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, считается свободным от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью. Неудовлетворенные требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и иные требования личного характера сохраняют свою силу, независимо от того, были ли они предъявлены при осуществлении процедуры банкротства (пункт 4 статьи 25 ГК).

Гражданину, являвшемуся ранее индивидуальным предпринимателем, могут быть также предъявлены требования по другим обязательствам, не связанным с предпринимательской деятельностью, которые не были заявлены кредиторами при осуществлении процедуры банкротства. Названные требования, предъявленные и учтенные при признании индивидуального предпринимателя банкротом, считаются погашенными, независимо от того, были ли они фактически удовлетворены.

По завершении процедуры признания индивидуального предпринимателя банкротом все споры с его участием подведомственны суду общей юрисдикции.

16. При рассмотрении гражданского дела, одной из сторон в котором является несовершеннолетний, объявленный в соответствии со статьей 27 ГК эмансипированным, необходимо учитывать, что такой несовершеннолетний обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности (в том числе самостоятельно отвечает по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда), за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз (например, статья 13 Закона Российской Федерации «Об оружии», статья 19 Закона Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе»). Исходя из положений части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, такое ограничение прав и свобод является допустимым.

17. Коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям (статья 48, пункт 3 статьи 213).

Необходимо учитывать, что в качестве вклада в имущество хозяйственного товарищества или общества могут вноситься имущественные права либо иные права, имеющие денежную оценку. В связи с этим таким вкладом не может быть объект интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, включая программу для ЭВМ, и т.п.) или «ноу-хау». Однако в качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу или товариществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством.

При разрешении споров по поводу имущества, возникающих между хозяйственным товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником), следует исходить из того, что имущество в натуре, внесенное учредителем (участником) в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, принадлежит последним на праве собственности. Исключение составляют лишь случаи, когда в учредительных документах хозяйственного товарищества (хозяйственного общества) содержатся положения, свидетельствующие о том, что в уставный (складочный) капитал учредителем (участником) передавалось не имущество в натуре, а лишь права владения и (или) пользования соответствующим имуществом.

Условия учредительного договора хозяйственного товарищества или устава хозяйственного общества, предусматривающие право учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из состава хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда такая возможность предусмотрена законом.

18. При разрешении споров необходимо учитывать, что коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных организаций, предусмотренных законом, наделены общей правоспособностью (статья 49) и могут осуществлять любые виды предпринимательской деятельности, не запрещенные законом, если в учредительных документах таких коммерческих организаций не содержится исчерпывающий (законченный) перечень видов деятельности, которыми соответствующая организация вправе заниматься.

В связи с этим при разрешении споров следует учитывать, что коммерческой организации, в учредительных документах которой не содержится указанный выше перечень, не может быть отказано в выдаче лицензии на занятие соответствующим видом деятельности только на том основании, что соответствующий вид деятельности не предусмотрен ее учредительными документами.

Унитарные предприятия, а также другие коммерческие организации, в отношении которых законом предусмотрена специальная правоспособность (банки, страховые организации и некоторые другие), не вправе совершать сделки, противоречащие целям и предмету их деятельности, определенным законом или иными правовыми актами. Такие сделки являются ничтожными на основании статьи 168.

Сделки, совершенные иными коммерческими организациями в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в их учредительных документах, могут быть признаны судом недействительными в случаях, предусмотренных статьей 173.

19. Перечень видов деятельности, которыми юридические лица могут заниматься только на основании специального разрешения (лицензии), определяется законом (часть третья пункта 1 статьи 49). В связи с этим судам следует иметь в виду, что после введения в действие Кодекса виды деятельности, подлежащие лицензированию, могут устанавливаться только законом.

20. Представительства и филиалы не являются юридическими лицами, их руководители назначаются юридическим лицом и действуют на основании его доверенности (пункт 3 статьи 55).

Необходимо иметь в виду, что соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положении о филиале (представительстве) и т.п., либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель филиала.

При разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в положении о филиале и доверенности. Сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

Необходимо также учитывать, что руководитель филиала (представительства) вправе передоверить совершение действий, на которые он уполномочен доверенностью, другому лицу с соблюдением правил, предусмотренных статьей 187.

21. Согласно пункту 2 статьи 54 место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное.

Порядок регистрации юридических лиц, в том числе определения места регистрации, должен быть установлен законом о регистрации юридических лиц (пункт 1 статьи 51). Учитывая, что в соответствии со статьей 8 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» впредь до введения в действие закона о регистрации юридических лиц применяется действующий порядок регистрации юридических лиц, при разрешении споров следует исходить из того, что местом нахождения юридического лица является место нахождения его органов.

22. При разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия (часть вторая пункта 3 статьи 56), суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.

Требования к указанным в настоящем пункте лицам, несущим субсидиарную ответственность, могут быть предъявлены конкурсным управляющим. В случае их удовлетворения судом взысканные суммы зачисляются в состав имущества должника, за счет которого удовлетворяются требования кредиторов.

Следует также иметь в виду, что положения, предусмотренные частью второй пункта 3 статьи 56, не применяются в отношении полного товарищества и товарищества на вере, участники которых (полные товарищи) во всех случаях солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества (пункт 1 статьи 75, пункт 2 статьи 82), а также производственного кооператива, члены которого несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива (пункт 2 статьи 107).

23. Юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда лишь в случаях, предусмотренных Кодексом (пункт 2 статьи 61). Следовательно, неисполнение указанным лицом требований, содержащихся в иных законах, может служить основанием для ликвидации юридического лица, если суд квалифицирует соответствующие действия (бездействие) как неоднократные или грубые нарушения данного закона или иного правового акта.

24. Если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо уполномоченные его учредительными документами органы возложены обязанности по осуществлению ликвидации (пункт 3 статьи 61), однако в установленный срок ликвидация юридического лица не произведена, суд назначает ликвидатора и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица.

При решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора, определением порядка ликвидации и т.п., суд применяет соответствующие положения законодательства о банкротстве в соответствии с пунктом 1 статьи 6 ГК (аналогия закона).

25. При ликвидации юридических лиц, в том числе в порядке, предусмотренном законодательством о несостоятельности (банкротстве), требования кредиторов удовлетворяются в очередности, определенной пунктом 1 статьи 64 ГК (пункт 3 статьи 65). При рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) юридических лиц следует исходить из того, что имущество должника, признанного судом несостоятельным (банкротом), которое являлось предметом залога, подлежит включению в общую конкурсную массу имущества, а требования кредитора-залогодержателя удовлетворяются за счет всего имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов двух первых очередей, в том числе не являющегося предметом залога.

Расходы, связанные с продолжением функционирования юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, работой ликвидационной комиссии (ликвидатора), конкурсным производством, выплатой вознаграждения арбитражному или конкурсному управляющему, судебные издержки должны покрываться за счет имущества ликвидируемого юридического лица вне очереди (пункт 1 статьи 30 Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий»).

26. При разрешении споров о признании недействительными актов о регистрации юридических лиц суд исходит из того, что акты о регистрации созданных после 7 декабря 1994 года хозяйственных обществ и товариществ, одним из учредителей которых является государственный орган или орган местного самоуправления, должны признаваться недействительными, за исключением случаев, когда право учреждать хозяйственные общества предоставлено соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления федеральным законом, а также иными правовыми актами, изданными до введения Кодекса в действие (пункт 4 статьи 66).

Недействительными признаются также сделки, связанные с приобретением после введения в действие Кодекса государственными органами или органами местного самоуправления, не уполномоченными на то в соответствии с законом, акций акционерных обществ либо доли в уставном капитале иных хозяйственных обществ (статья 168).

В случаях, когда учредителем (участником) хозяйственного общества или товарищества, созданного и зарегистрированного до 8 декабря 1994 г., в соответствии с ранее действовавшим законодательством выступил государственный орган или орган местного самоуправления, после введения в действие Кодекса его учредителем (участником) признаются соответственно Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование.

27. При рассмотрении споров судам необходимо исходить из того, что предусмотренное статьей 94 ГК положение о праве участника общества с ограниченной ответственностью в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников является императивной нормой.

Поэтому условия учредительных документов названных обществ, лишающие участника этого права или ограничивающие его, должны рассматриваться как ничтожные, то есть не порождающие правовых последствий.

28. Учитывая, что исключение участника из общества с ограниченной ответственностью или общества с дополнительной ответственностью фактически является изменением условий соответствующего учредительного договора (расторжением его в отношении данного участника), таковое может быть осуществлено лишь в случаях, предусмотренных законом или учредительными документами общества, а также при существенном нарушении соответствующим участником общества условий учредительного договора (статья 450).

29. Если акционер (участник) хозяйственного общества состоит с последним в трудовых отношениях, то прекращение в установленном порядке указанных отношений само по себе не влечет изменения статуса данного лица как акционера (участника).

30. При применении статьи 94 ГК следует иметь в виду, что до принятия закона об обществах с ограниченной ответственностью при рассмотрении требований о выплате выходящему из такого общества участнику стоимости части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества, необходимо руководствоваться порядком, способом и сроками выплаты, предусмотренными учредительными документами соответствующего общества, если указанные условия не противоречат ГК.

31. Учитывая, что основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества (товарищества) (часть вторая пункта 2 статьи 105), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством.

При этом необходимо иметь в виду, что взаимоотношения двух хозяйственных обществ могут рассматриваться как взаимоотношения основного и дочернего общества, в том числе и применительно к отдельной конкретной сделке, в случаях, когда основное общество (товарищество) имеет возможность определять решения, принимаемые дочерним обществом, либо давать обязательные для него указания.

32. Ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181.

При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

33. При разрешении требований о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, предъявленных по истечении трех лет со времени возникновения права на их удовлетворение, следует иметь в виду, что в силу статьи 208 ГК платежи за прошлое время взыскиваются не более чем за три года, предшествовавших предъявлению иска, а не со дня обращения в суд.

Положения о праве собственности и иных вещных правах

34. При рассмотрении дел о признании права собственности на жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, необходимо иметь в виду, что такое требование в силу пункта 3 статьи 222 Кодекса может быть удовлетворено лишь при предоставлении истцу земельного участка, на котором возведена самовольная постройка.

Учитывая это, в целях обеспечения правильного и наиболее быстрого рассмотрения дела, при принятии искового заявления и в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судье при определении круга доказательств, необходимых для разрешения возникшего спора, следует предложить истцу представить и доказательства, свидетельствующие о предоставлении ему в установленном порядке земельного участка, на котором расположена самовольная постройка.

35. В соответствии с пунктом 3 статьи 252 суд вправе отказать в иске участнику долевой собственности о выделе его доли в натуре, если выдел невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности. Под таким ущербом следует понимать невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной или художественной ценности (например, коллекция картин, монет, библиотеки), неудобство в пользовании и т.п.

36. При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре одному или нескольким из них суд по требованию выделяющегося собственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.

В исключительных случаях, когда доля сособственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого сособственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (пункт 4 статьи 252 Кодекса).

Вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.

Указанные правила в соответствии со статьей 133 ГК применяются судами и при разрешении спора о выделе доли в праве собственности на неделимую вещь (например, автомашину, музыкальный инструмент и т.п.), за исключением раздела имущества крестьянского (фермерского) хозяйства.

В отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность одному из участников долевой собственности, имеющему существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли.

37. Невозможность раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли, в том числе и в случае, указанном в части второй пункта 4 статьи 252 Кодекса, не исключает права участника общей долевой собственности заявить требование об определении порядка пользования этим имуществом, если этот порядок не установлен соглашением сторон.

Разрешая такое требование, суд учитывает фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может точно не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе и реальную возможность совместного пользования.

38. Сделки, связанные с арендой (имущественным наймом), безвозмездным пользованием, а также иным, не связанным с проживанием граждан, использованием организациями жилых помещений, которые не были переведены в нежилые в порядке, установленном жилищным законодательством, совершенные после введения в действие Кодекса, являются ничтожными по основаниям, предусмотренным статьей 168 (статья 288).

39. При разрешении споров судам необходимо учитывать, что правомочия унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения по владению, пользованию и распоряжению государственным (муниципальным) имуществом, находящимся у него в хозяйственном ведении, определены статьями 294, 295 ГК.

В связи с этим условия договоров, заключенных между собственником соответствующего государственного (муниципального) имущества и таким предприятием, которые изменяют характер и пределы указанных правомочий, являются ничтожными.

40. Перечень прав собственника имущества, находящегося в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия, определяется в соответствии с пунктом 1 статьи 295 ГК и иными законами.

При разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия. Акты государственных органов и органов местного самоуправления по распоряжению имуществом, принадлежащим государственным (муниципальным) предприятиям на праве хозяйственного ведения, по требованиям этих предприятий должны признаваться недействительными.

41. При рассмотрении дел по заявлениям учреждений или казенных предприятий о признании недействительными актов управомоченных собственником органов об изъятии или распоряжении имуществом, принадлежащим учреждениям или казенным предприятиям на праве оперативного управления, следует исходить из того, что бремя доказывания наличия обстоятельств, являющихся в соответствии с Кодексом основаниями для изъятия либо иного распоряжения имуществом (пункт 2 статьи 296), возложено на соответствующий управомоченный собственником орган.

Положения об обязательствах

42. При решении вопроса об уменьшении неустойки (статья 333) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и т.п.).

43. Существенными условиями договора о залоге являются предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а также условие о том, у какой из сторон (залогодателя или залогодержателя) находится заложенное имущество (пункт 1 статьи 339). Если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из названных условий либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным.

В случаях, когда залогодателем является должник в основном обязательстве, условия о существе, размере и сроках исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует признавать согласованными, если в договоре залога имеется отсылка к договору, регулирующему основное обязательство и содержащему соответствующие условия.

44. При разрешении споров, связанных с залогом движимого имущества или прав на имущество, следует учитывать, что такой договор залога подлежит нотариальному удостоверению лишь в случаях, когда обеспечиваемый залогом договор в соответствии с пунктом 2 статьи 163 должен быть заключен в нотариальной форме (пункт 2 статьи 339).

45. В соответствии с пунктом 3 статьи 340 Кодекса ипотека здания или сооружения допускается только с одновременной ипотекой по тому же договору земельного участка, на котором находится это здание или сооружение, либо части этого участка, функционально обеспечивающей закладываемый объект, либо принадлежащего залогодателю права аренды этого участка или его соответствующей части.

При разрешении споров необходимо иметь в виду, что данное правило подлежит применению в случаях, когда лицо, выступающее в роли залогодателя здания или сооружения, является собственником или арендатором соответствующего земельного участка. Если такое лицо по договору ипотеки передает в залог только здание или сооружение, а земельный участок либо право его аренды не является предметом залога, такой договор должен считаться ничтожной сделкой (статья 168).

В остальных случаях, когда залогодатель здания или сооружения не является собственником или арендатором земельного участка, договор ипотеки не может считаться не соответствующим законодательству на основании пункта 3 статьи 340 Кодекса. Права залогодателя, а при обращении взыскания на здание или сооружение — и права покупателя на земельный участок должны определяться исходя из статьи 37 Земельного кодекса Российской Федерации, согласно которой при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим юридическим лицам или гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками.

46. При разрешении споров следует учитывать, что в случае неисполнения должником обязательства, обеспеченного залогом, залогодержатель имеет право преимущественно перед другими кредиторами получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (статьи 334, 349).

Действующее законодательство не предусматривает возможность передачи имущества, являющегося предметом залога, в собственность залогодержателя. Всякие соглашения, предусматривающие такую передачу, являются ничтожными, за исключением тех, которые могут быть квалифицированы как отступное или новация обеспеченного залогом обязательства (статьи 409, 414).

47. Обращение взыскания на заложенное недвижимое имущество по требованию залогодержателя производится по решению суда и не может быть осуществлено на основании исполнительной надписи нотариуса (пункт 1 статьи 349).

Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд допускается только на основании нотариально удостоверенного соглашения залогодержателя с залогодателем, заключенного после возникновения оснований для обращения взыскания на предмет залога. Условие о праве залогодержателя обратить взыскание на заложенное недвижимое имущество без предъявления иска в суд, содержащееся непосредственно в договоре о залоге, должно признаваться недействительным.

48. Порядок обращения взыскания на предмет залога, переданный залогодержателю (заклад), определяется в соответствии с договором о залоге, если законом не установлен иной порядок. Вместе с тем, учитывая, что предметом такого договора может быть только движимое имущество, при отсутствии в договоре условия о порядке обращения взыскания на предмет залога следует исходить из того, что в данном случае подлежит применению общее правило об обращении взыскания на заложенное движимое имущество (пункт 2 статьи 349).

49. При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со статьей 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому, если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.

50. Проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395, подлежат уплате независимо от того, получены ли чужие денежные средства в соответствии с договором либо при отсутствии договорных отношений. Как пользование чужими денежными средствами следует квалифицировать также просрочку уплаты должником денежных сумм за переданные ему товары, выполненные работы, оказанные услуги. Вместе с тем следует иметь в виду, что по отношению к убыткам проценты, так же как и неустойка, носят зачетный характер.

51. Размер процентов, подлежащих уплате за пользование чужими денежными средствами, определяется существующей в месте жительства кредитора-гражданина (месте нахождения юридического лица) учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства. В настоящее время в отношениях между организациями и гражданами Российской Федерации подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка Российской Федерации по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам (ставка рефинансирования).

Предусмотренные пунктом 1 статьи 395 проценты подлежат уплате только на соответствующую сумму денежных средств и не должны начисляться на проценты за пользование чужими денежными средствами, если иное не предусмотрено законом.

Проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок.

Если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитором денежных средств. При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами.

В случаях, когда денежное обязательство исполнено должником до вынесения решения, в решении суда указываются подлежащие взысканию с должника проценты за пользование чужими денежными средствами в твердой сумме.

52. В случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте (статья 317) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора.

Если отсутствуют и такие публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается на основании представляемой истцом в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам.

53. При разрешении споров, связанных с применением субсидиарной ответственности, необходимо иметь в виду, что предусмотренный пунктом 1 статьи 399 порядок предварительного обращения кредитора к основному должнику может считаться соблюденным, если кредитор предъявил последнему письменное требование и получил отказ должника в его удовлетворении либо не получил ответа на свое требование в разумный срок.

Положения о договорах

54. При разрешении спора, вызванного неисполнением или ненадлежащим исполнением возмездного договора, необходимо учитывать, что в случае, когда в договоре нет прямого указания о цене и она не может быть определена из условий договора, оплата должна производиться по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (пункт 3 статьи 424 ГК). При этом наличие сравнимых обстоятельств, позволяющих однозначно определить, какой ценой необходимо руководствоваться, должно быть доказано заинтересованной стороной. При наличии разногласий по условию о цене и недостижении сторонами соответствующего соглашения договор считается незаключенным.

55. При разрешении споров по искам потребителей о понуждении коммерческой организации к заключению публичного договора (статья 426) необходимо учитывать, что бремя доказывания отсутствия возможности передать потребителю товары, выполнить соответствующие работы, предоставить услуги, возложено на коммерческую организацию.

Разногласия сторон по отдельным условиям публичного договора могут быть переданы потребителем на рассмотрение суда, независимо от согласия на это коммерческой организации.

56. При рассмотрении дел, связанных с изменением или расторжением договора присоединения, судам следует иметь в виду, что по требованию присоединившейся стороны такой договор может быть изменен и расторгнут по основаниям, предусмотренным как статьей 428, так и статьей 450.

В том случае, когда договор присоединения заключен гражданином и в этот договор включено соглашение об исключении или ограничении ответственности должника — коммерческой организации за нарушение обязательства, такое соглашение в случаях, предусмотренных пунктом 2 статьи 400, является ничтожным.

57. Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта при условии, что акцепт получен лицом, направившим оферту, в пределах указанного в ней срока, а при отсутствии в оферте срока для акцепта — до окончания срока, установленного законом или иными правовыми актами. Если срок для акцепта не определен ни самой офертой, ни законом или иными правовыми актами, договор считается заключенным при условии, что акцепт получен в течение нормально необходимого для этого времени (пункт 1 статьи 433, статья 440, пункт 1 статьи 441).

Если в оферте, законе, иных правовых актах, помимо срока для акцепта оферты, определен срок для ее рассмотрения и извещение об акцепте направлено адресату в пределах указанного срока, договор должен признаваться заключенным даже в том случае, если извещение об акцепте получено адресатом с опозданием, за исключением случаев, когда сторона, направившая оферту, немедленно уведомит другую сторону о получении ее акцепта с опозданием (статья 442).

58. При разрешении преддоговорных споров, а также споров, связанных с исполнением обязательств, необходимо иметь в виду, что акцептом, наряду с ответом о полном и безоговорочном принятии условий оферты, признается совершение лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий договора, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (пункт 3 статьи 438).

Следует учитывать, что для признания соответствующих действий адресата оферты акцептом Кодекс не требует выполнения условий оферты в полном объеме. В этих целях для квалификации указанных действий в качестве акцепта достаточно, чтобы лицо, получившее оферту (в том числе проект договора), приступило к ее исполнению на условиях, указанных в оферте и в установленный для ее акцепта срок.

59. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут судом только при существенном нарушении договора другой стороной, а также в иных случаях, предусмотренных Кодексом, другими федеральными законами или договором (пункт 2 статьи 450).

В соответствии со статьей 30 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» сделки приватизации признаются недействительными, в частности, в случаях, когда покупатель отказался от внесения платежа за приобретенный им объект приватизации, а также в случае нарушения условий, на которых объект приватизации был приобретен по конкурсу. Учитывая, что указанные обстоятельства в соответствии с пунктом 2 статьи 450 Кодекса не могут рассматриваться в качестве оснований для признания сделки недействительной, поскольку они не могли иметь место при ее совершении, эти обстоятельства должны признаваться основанием для расторжения договора купли-продажи приватизированного объекта судом по требованию одной из сторон.

В связи с тем, что признание сделки приватизации недействительной влекло бы за собой возврат сторон в первоначальное положение, при разрешении споров, связанных с расторжением договора купли-продажи приватизированного объекта, следует исходить из того, что в соответствии с пунктом 4 статьи 453 Кодекса и статьей 30 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» стороны вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по договору купли-продажи до момента его расторжения.

60. Спор об изменении или расторжении договора может быть рассмотрен судом по существу только в случае представления истцом доказательств, подтверждающих принятие им мер по урегулированию спора с ответчиком, предусмотренных пунктом 2 статьи 452.

Еще по теме:

  • Протокол 1 общего собрания жильцов многоквартирного дома Образец протокола общего собрания 2018 (по новой форме) скачать - приказ Минстроя России от 25.12.2015 N 937/пр Мы актуализируем этот материал по мере выхода поправок или иных документов […]
  • Статья исковая давность гпк Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 г. Москва "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской […]
  • 183 ук рф 2 часть Статья 183. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну Информация об изменениях: Федеральным законом от 7 августа 2001 г. N […]
  • Закон об обязательном социальном страховании 2014 Федеральный закон от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" (с изменениями и […]
  • Тк рф возраст руководителя Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 256-ФЗ “О внесении изменений в статью 350 Трудового кодекса Российской Федерации” Принят Государственной Думой 20 июля 2017 года Одобрен Советом […]
  • Трудовой кодекс рф 2010-2011 Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ (ТК РФ) 24, 25 июля 2002 г., 30 июня 2003 г., 27 апреля, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 9 мая 2005 г., 30 июня, 18, 30 […]