Верховный суд ст 160 ук рф

Верховный Суд РФ оправдал осуждённого гражданина по ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Приводится важное Определение Верховного Суда РФ, которое устанавливает по каким критериям гражданин может быть освобождён от уголовной ответственности, даже если его деяние подпадает под все признании состава преступления.

Определение Верховного Суда РФ от 22.04.2015 N 51-УД15-1

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе председательствующего судьи Зыкина В.Я.,

судей Ведерниковой О.Н. и Шамова А.В.,

при секретаре Смирновой О.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе адвоката Веселова В.В. в интересах осужденного Силина А.А. на приговор Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 10 апреля 2013 года и постановление президиума Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 года.

Заслушав доклад судьи Шамова А.В., выступления адвоката Кротовой С.В. по доводам кассационной жалобы, прокурора Кузнецова С.В., полагавшего состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, Судебная коллегия

по приговору Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 10 апреля 2013 года

СИЛИН А.А. несудимый, осужден по части 3 статьи 160 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

В апелляционном порядке уголовное дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 года приговор в отношении Силина А.А. оставлен без изменения, кассационная жалоба адвоката Веселова В.В. — без удовлетворения.

Силин А.А. осужден за то, что на него, как на руководителя МУП «УК ПЖЭТ N района г. », Государственной жилищной инспекцией края за неисполнение ранее вынесенного предписания был наложен штраф в размере 1 000 рублей, который следовало оплатить не позднее 30 дней со дня вступления постановления в законную силу.

Однако штраф Силиным А.А. оплачен не был, в отношении него был составлен протокол N 1 об административном правонарушении по части 1 статьи 20.25 КоАП РФ, на основании которого, мировым судьей судебного участка N Индустриального района г. Барнаула вынесено постановление N 5-937/2011 от 26 декабря 2011 года, Силин А.А. признан виновным и обязан уплатить штраф в двукратном размере от неуплаченной суммы.

17 января 2012 года Силин А.А., с целью погасить штраф, наложенный на него как на должностное лицо, дал главному бухгалтеру МУП «УК ПЖЭТ N района » К. указание об его оплате за счет денежных средств, находящихся у нее в подотчете, что последняя и выполнила. После этого К. составила авансовый отчет, к которому приложила чек банка на сумму рублей, на основании чего данная сумма была с нее списана и отнесена на расходы предприятия.

По итогам судебного разбирательства суд пришел к выводу, что факт оплаты Силиным А.А. штрафа за счет средств компании является уголовно наказуемым преступлением и квалифицировал его действия по части 3 статьи 160 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Веселов В.В. просит отменить состоявшиеся судебные решения и прекратить производство по уголовному делу в отношении Силина А.А. на основании п. 2 части 1 статьи 24 УПК РФ. Указывает, что судом неправильно применен уголовный закон, поскольку деяние Силина А.А., формально содержащее в себе признаки преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 УК РФ, в силу своей малозначительности высокой общественной опасности не представляет и не может являться уголовно наказуемым.

Изучив материал и доводы кассационной жалобы осужденного, Судебная коллегия находит состоявшиеся судебные решения подлежащими отмене, а уголовное дело — прекращению, по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, являются существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

При решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности необходимо иметь в виду, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления, должно представлять собой достаточную степень общественной опасности, которая свидетельствует о способности деяния причинить существенный вред общественным отношениям.

Согласно части 2 статьи 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству.

Анализ обстоятельств совершенного Силиным А.А. деяния, небольшой объем материального ущерба, отсутствие в материалах дела доказательств того, что деяние причинило существенный вред интересам предприятия МУП «УК ПЖЭТ N района г. », не позволяют сделать однозначный вывод о том, что содеянное Силиным А.А. обладает признаками достаточной общественной опасности, которая позволила бы признать содеянное им преступлением.

Сам по себе способ совершения Силиным А.А. присвоения с использованием служебного положения, который является квалифицирующим признаком вмененного ему в вину деяния, без учета конкретных обстоятельств дела, не может быть признан основанием, свидетельствующим о невозможности признания деяния малозначительным.

Совершенное Силиным А.А. деяние формально подпадает под признаки преступления, предусмотренного частью 3 статьи 160 УК РФ, однако, учитывая, что оно не причинило существенный вред интересам предприятия МУП «УК ПЖЭТ N района г. », а также каких-либо иных общественно опасных последствий, это деяние в силу малозначительности не является преступлением, в связи с чем состоявшиеся в отношении Силина А.А. судебные решения подлежат отмене, а производство по делу — прекращению.

Руководствуясь статьями 401.13, 401.14 УПК РФ, Судебная коллегия

кассационную жалобу адвоката Веселова В.В. в интересах осужденного Силина А.А. удовлетворить.

Приговор Октябрьского районного суда г. Барнаула Алтайского края от 10 апреля 2013 года и постановление президиума Алтайского краевого суда от 23 сентября 2014 года в отношении Силина А.А. в соответствии с частью 2 статьи 14 УК РФ, отменить и производство по уголовному делу — прекратить.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда РФ.

Решение Верховного суда: Определение N 30-Д13-5 от 31.07.2013 Судебная коллегия по уголовным делам, надзор

г. Москва 31 июля 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Феде рации в составе

судей Нестерова В.В. и Старкова А.В.,

при секретаре Вершило А.Н.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденной Спивак В.П. на приговор Малокарачаевского районного суда Карачаево Черкесской Республики от 24 апреля 2007 года и постановление президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2012 года.

Заслушав доклад судьи Нестерова ВВ., выступление прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей, что судебные решения подлежат изменению, судебная коллегия

по приговору Малокарачаевского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 24 апреля 2007 года

судимая 8 октября 2004 года по ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 160, ч. 3 ст. 160, ч. 1 ст. 327, ч. 1 ст. 327, ч. 1 ст. 327 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на основании ст. 73 УК РФ в 3 года,

осуждена за совершение трех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ, к 2 годам лишения свободы за каждое, за совершение трех преступлений предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ, к 1 году лишения свободы за каждое.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 3 года лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Малокарачаевского районного суда КЧР от 8 октября 2004 года, и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По приговору суда Спивак В.П. признана виновной в том, что, работая почтальоном отделения почтовой связи и обслуживая участок № в с.

филиала ФГУП « », используя свое служебное положение, получив в августе 2006 года денежные средства для выплаты пенсий, не выплатила их потерпевшим Б в сумме ,Б

в сумме ,Б в сумме рублей Д в сумме . В ведомостях на выдачу пенсий за потерпевших за август 2006 года Спивак В.П. расписалась сама.

Она же в сентябре 2006 года присвоила пенсию потерпевших: Э в сумме ,Т в сумме Б в сумме ,У в сумме,

Б в сумме ,Т в сумме ,Б в сумме Д в сумме ,Т в сумме

в сумме ,Б в сумме,

Б в сумме ,Л в сумме.,

У в сумме , а в ведомостях за выдачу пенсии вышеуказанным потерпевшим расписалась сама.

Она же в сентябре 2006 года подделала подписи в ведомостях на выдачу еже месячных: денежных выплат реабилитированным и ветеранам труда и присвоила денежные средства в отношении 44 потерпевших в сумме в отношении каждого; в отношении 52 потерпевших в сумме в отношении каждого А и К в сумме рублей, К в сумме рубля.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2012 года приговор от 24 апреля 2007 года изменен.

При этом принято решение и об изменении приговора Малокарачаевского районного суда КЧР от 8 октября 2004 года в отношении Спивак В.П.

Из него исключено осуждение Спивак В.П. по трем эпизодам ч. 1 ст. 327 УК РФ, а ее действия по трем эпизодам переквалифицированы с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) и по каждому из них назначено наказание в виде 1 года лишения свободы. 2

В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) путем частичного сложения наказаний назначено 1 год 3 месяца лишения свободы. Со гласно ст. 73 УК РФ назначенное наказание признано считать условным с испытательным сроком на 1 год.

В соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 2006 года N 3043-IV ГД «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в Рос сии» Спивак В.П. от наказания освобождена.

Приговор Малокарачаевского районного суда КЧР от 24 апреля 2007 года в отношении Спивак В.П. также изменен.

Из приговора исключено осуждение ее по трем эпизодам ч. 1 ст. 327 УК РФ указание об отмене в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условного осуждения по приговору от 8 октября 2004 года и о назначении наказаний по совокупности при говоров на основании ст. 70 УК РФ.

Действия Спивак В.Ф. переквалифицированы:

по эпизоду хищения в августе 2006 года с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года), по которой назначено 2 года лишения свободы;

по эпизоду хищения пенсий в сентябре 2006 года с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года), по которой назначено 3 года лишения свободы;

по эпизоду хищения денежных выплат реабилитированным лицам и ветеранам труда в сентябре 2006 года с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 1 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года), по которой назначен штраф в размере 10 тысяч рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ (в редакции от 7 марта 2011 года) путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначено 3 года лишения свободы в колонии-поселении.

В соответствии со ст. 75.1 УИК РФ Спивак В.П. направлена в колонию — по селение под конвоем.

В остальном состоявшиеся по делу судебные решения постановлено оставить без изменения.

В надзорной жалобе осужденная Спивак В.П., не соглашаясь с постановлением президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2012 года, указывает, что по приговору Малокарачаевского районного суда КЧР от 24 апреля 2007 года она по каждому из трех эпизодов по ч. 3 ст. 160 УК РФ была осуждена к 2 годам лишения свободы.

Президиум же по ее надзорной жалобе, исключив квалифицирующий при знак присвоения, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному, с использованием служебного положения, и переквалифицировав ее действия по двум преступлениям с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч.2 ст. 160 УК РФ — как присвоение, то есть хищение чужого имущества вверенного виновному, с причинением значи-

тельного ущерба гражданину, назначил наказание в виде лишения свободы соответственно на 2 и 3 года, чем ухудшил ее положение.

При назначении наказания не учтены смягчающие наказание обстоятельства а именно, ее 63-летний возраст, совершение преступления вследствие стечения тяжелых жизненных обстоятельств, наличие у нее 5 детей, один из которых является инвалидом 1 группы с детства и нуждается в постоянном уходе.

Просит изменить постановление президиума Верховного суда Карачаево Черкесской Республики и смягчить назначенное ей наказание.

Судебная коллегия считает, что надзорная жалоба осужденной Спивак В.П подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 3 ст. 410 УПК РФ суд надзорной инстанции при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора может смягчить назначенное осужден ному наказание или применить закон о менее тяжком преступлении.

Эти требования закона нарушены по настоящему делу президиумом Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики.

При рассмотрении надзорной жалобы осужденной на приговор от 24 апреля 2007 года президиум обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Спивак по присвоению денежных средств потерпевших квалифицирующего при знака преступления «с использованием своего служебного положения», и о том что все содеянное ею охватывается диспозицией статьи 160 УК РФ и дополни тельной квалификации по ч. 1 ст. 327 УК РФ не требует.

В этой связи действия осужденной по присвоению пенсий потерпевших в августе и сентябре 2006 года правильно переквалифицированы с ч. 3 ст. 160 УК РФ на ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) — как присвоение чужого имущества, вверенного виновному с причинением значительного ущерба гражданину. Ее действия по присвоению ежемесячных денежных выплат реабилитированным лицам и ветеранам труда в сентябре 2006 года правильно переквалифицированы с ч.З ст. 160 УК РФ на ч.1 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 го да).

В постановлении президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики ошибочно указано, что действия осужденной переквалифицированы на ч. 2 ст. 160 и нач. 1 ст. 160 УК РФ в редакции от 7 марта 2011 года.

Вместе с тем, исключив квалифицирующий признак присвоения «с использованием своего служебного положения» и переквалифицировав действия осужден ной на менее тяжкий закон за совершенное в августе 2006 года преступление, суд надзорной инстанции не обсудил вопрос о смягчении ей наказания. Президиум назначил ей такое же наказание, какое было назначено судом первой инстанции по ч. 3 ст. 160 УК РФ — 2 года лишения свободы, а за преступление, совершенное в сентябре 2006 года, — 3 года лишения свободы. Тем самым президиум ухудшил положение осужденной, назначив более строгое наказание по сравнению с назначенным ей за это преступление судом первой инстанции по ч.З ст. 160 УК РФ.

Допущенные президиумом нарушения уголовно — процессуального закона повлиявшие на исход дела, в силу ст. 409 УПК РФ являются основаниями для изменения постановления суда надзорной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия

приговор Малокарачаевского районного суда Карачаево-Черкесской Республики от 24 апреля 2007 года и постановление президиума Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 30 августа 2012 года в отношении Спивак В

Смягчить наказание, назначенное ей по ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) по эпизоду хищения пенсий в августе 2006 года, до 1 года 8 месяцев лишения свободы.

Смягчить наказание, назначенное ей по ч. 2 ст. 160 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) по эпизоду хищения пенсий в сентябре 2006 года, до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

На основании ч.2 ст. 69 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить ей 1 год 10 месяцев лишения свободы в колонии — по селении.

В остальной части судебные решения в отношении нее оставить без изменения.

Решение Верховного суда: Определение N 74-О10-29 от 21.09.2010 Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 21 с е н т я б р я 2010 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А. С,

судей Зыкина В.Я. и Глазуновой Л.И при секретаре Ереминой Ю.В с участием представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., осужденных Николаевой Е.Н., Петрова С.С., Пруговой Ю.Х адвокатов Смолягиной З.Ш., Решетняка Д.В., Громацкой М.В., представителя потерпевшего и гражданского истца генерального директора ОАО

Я ., представителя ОАО К рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Николаевой Е.Н., Петрова С.С, Пруговой Ю.Х., Шибеко Л.А., адвокатов Смолягиной З.Ш., Решетняка Д.В., Громацкой М.В. на приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 17 мая 2010 года, которым

Николаева Е Н осуждена:

— по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ — к лишению свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 500 000 рублей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий на государственной службе сроком на 2 года,

— по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ — к лишению свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 500 000 рублей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий на государственной службе сроком на 2 года 6 месяцев,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ч. 8 ст. 302 УПК РФ от наказания по ст. 292 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ) освобождена в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений пу тем частичного сложения остальных наказаний окончательное наказание Николаевой Е.Н. назначено в виде 8 лет лишения свободы со штрафом в размере 800 000 рублей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением организационно распорядительных, административно-хозяйственных полномочий на государственной службе сроком на 3 года, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Николаевой Е.Н. изменена с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Срок отбывания наказания Николаевой Е.Н. исчислен с 19 мая 2010 года с зачетом времени содержания под стражей с 13 февраля 2006 года по 13 сентября 2007 года.

По обвинению в совершении пяти преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33 — ст. 292 УК РФ, Николаева Е.Н. оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступлений на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ;

Петров С С осужден:

— по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ — к лишению свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 500 000 рублей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправлении сроком на 2 года,

— по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ — к лишению свободы сроком на 7 лет со штрафом в размере 500 000 рублей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправлении сроком на 2 года 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений пу тем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде 7 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 600 000 руб лей с лишением на основании ст. 47 УК РФ права занимать должности связанные с осуществлением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных полномочий в органах местного самоуправлении сроком на 3 года, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения Петрову С.С. изменена с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Срок отбывания наказания Петрову С.С. исчислен с 19 мая 2010 года с зачетом времени содержания под стражей с 15 февраля 2006 года по 30 марта 2007 года;

Пругова Ю Х осуждена:

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 4 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 5 лет со штрафом в размере 400 000 рублей,

— по ч. 3 ст. 160 УК РФ — к лишению свободы сроком на 2 года со штрафом в размере 10 000 рублей.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений пу тем частичного сложения наказаний окончательное наказание Пруговой Ю.Х. назначено в виде 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения Пруговой Ю.Х. изменена с подписки о невыезде на заключение под стражу.

Срок отбывания наказания Пруговой Ю.Х. исчислен с 19 мая 2010 года с зачетом времени содержания под стражей с 21 декабря 2005 года по 7 декабря 2006 года.

По обвинению в совершении пяти преступлений, предусмотренных ст. 292 УК РФ, Пругова Ю.Х. оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступлений на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ;

Шибеко Л А осуждена по ч. 1 ст. 293 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ) к штрафу в размере 50 000 рублей.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, ч. 8 ст. 302 УПК РФ Шибеко Л.А. освобождена от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Избранная в отношении Шибеко Л.А. мера пресечения в виде под писки о невыезде отменена.

По обвинению в совершении двух преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 293 УК РФ, Шибеко Л.А. оправдана за отсутствием в ее действиях состава преступлений на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

В приговоре содержатся решения по предъявленным гражданским искам и о вещественных доказательствах.

Этим же приговором осуждены Шаравара О.Н. и Соловьева А.И., которые кассационные жалобы не подали.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., осужденных Николаеву Е.Н., Петрова С.С, Пругову Ю.Х., выступивших путем использования системы видеоконференц-связи и просивших об удовлетворении своих кассационных жалоб, выступления адвоката Смолягиной З.Ш. (защитника осужденной Николаевой Е.Н.), адвоката Решетняка Д.В. (защитника осужденного Петрова С.С), адвоката Громацкой М.В. (защитника осужден ной Пруговой Ю.Х.) — просивших об удовлетворении кассационных жалоб их подзащитных, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

Николаева Е.Н. суждена за:

— получение двух взяток в виде денег и ценных бумаг должностным лицом лично за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взяток, в крупном размере;

— присвоения, то есть четыре хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенные группой лиц по предварительному сговору лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупных размерах;

— служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений, если эти деяния совершены из корыстной заинтересованности.

Петров С.С. осужден за получение двух взяток в виде денег и ценных бумаг должностным лицом лично за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица совершенное группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взяток, в крупном размере;

Пругова Ю.Х. осуждена за:

— присвоения, то есть четыре хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенные группой лиц по предварительному сговору лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупных размерах;

— присвоение, то есть одно хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере.

Шибеко Л.А. осуждена за халатность, то есть ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие небрежного от ношения к службе, если это повлекло причинение крупного ущерба.

Судом установлено, что преступления совершены при обстоятельствах указанных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

адвокат Решетник Д.В. в защиту осужденного Петрова С.С. просит по первому эпизоду, квалифицированному судом по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, приговор отменить, а уголовное дело прекратить на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в виду отсутствия события преступления; по второму эпизоду, квалифицированному судом по п.п. «а,в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, приговор изменить действия Петрова С.С. переквалифицировать на ч. 3 ст. 159 УК РФ и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, в виде условного осуждения В жалобе и дополнениях к ней адвокат, анализируя исследованные в судебном заседании доказательства, утверждает, что выводы суда о получении взяток Петровым С.С. не подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами; суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы; выводы суда, изложенные при описании преступных деяний, за которые осуждены Петров С.С и Николаева Е.Н., не соответствуют фактическим данным, установленным в ходе судебного разбирательства дела: вывод суда о наличии у Инвестора и Заказчика-Застройщика задолженности перед ООО за выполненные работы в размере а также о возникших проблемах финансирования строящегося дома, что, по мнению суда, было использовано осужденными для вымогательства взятки у директора П документально не подтвержден и опровергается ис следованными в судебном заседании доказательствами; показания потерпевшего П данные на предварительном следствии и в суде, являются противоречивыми, непоследовательными и опровергаются показаниями ряда свидетелей, в частности, С Д ,С и не согласуются с имеющимися в деле документами; судом без должной проверки и оценки необоснованно приняты во внимание противоречивые показания свидетеля З об «обналичивании» векселей, переданных ему Петровым С.С в приговоре не приведено мотивов, по которым суд признал достоверными показания П З и отверг другие противоречащие им доказательства — сведения, содержащиеся в векселях, актах приема передачи ценных бумаг, бухгалтерских проводках ООО приобщенных к материалам уголовного дела; векселя, о которых идет речь в приговоре, не могут расцениваться в качестве предмета взятки Петрову С.С. и Николаевой Е.Н., поскольку использовались ООО для расчетов с субподрядчиками и поставщиками, а именно ООО ООО,

ООО »; судом не опровергнуты показания Николаевой Е.Н. о том, что обнаруженные у нее в ходе обыска векселя не являлись предметом взятки, а были принесены и оставлены в офисе незнакомым ей мужчиной, а также не опровергнуты показания Петрова С.С. о том, что один из векселей, являющийся вещественным доказательством по делу, также не являлся предметом взятки, а был оставлен в его квартире неизвестным лицом в качестве подарка по случаю празднования новоселья; вывод суда об участии свидетеля Э в «обналичивании» денег, переведенных со счета ООО

на счет ООО в качестве взятки для Николаевой Е.Н. не соответствует фактическим материалам уголовного дела, а также противоречит приговору а, оправдавшего Э по данному обвинению, то есть Верховным судом Республики Саха (Якутия) не учтены положения ст. 90 УПК РФ о преюдиции вступившего в за конную силу другого приговора суда. Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, адвокат также делает вывод и о том, что Петров С.С и Николаева Е.Н. не обладали полномочиями по выделению ООО

бюджетного кредита за обещанную взятку, как то установил суд в приговоре. По мнению защитника, суд необоснованно признал недопустимым доказательством ответ М полученный по запросу адвоката, о том, что выделение бюджетного кредита ООО

производилось на основании решения кредитной комиссии с учетом мнения всех ее членов, а окончательное решение по предоставлению кредита принимал сам М как главный распорядитель бюджета Как утверждает защитник, по второму эпизоду получения взятки Николаевой Е.Н. и Петровым С.С. в размере от директора ЗАО

М вина Петрова С.С. не доказана. По мнению адвоката, исследованные в судебном заседании доказательства, на которые он подробно ссылается в жалобе, подтверждают показания Петрова С.С. о том, что Петров совершил лишь мошеннические действия по отношению к М,

а именно, воспользовавшись информацией, полученной на совещании у

о сроках погашения задолженности перед ЗАО,

передал эту информацию директору М от которого попросил в знак благодарности . При этом он «преподнес» эту информацию М таким образом, что у последнего сложилось мнение о его (Петрова С.С) личном участии в разрешении проблемы погашения задолженности, возникшей у

за выполненные работы. Эти действия осужденного, как считает адвокат, должны быть квалифицированы по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Решение суда о не- допустимости доказательства — ответа бывшего М

полученного по запросу адвоката, защитник считает неправильным Утверждает, что показания М о передаче им 4 векселей Петрову С.С. в качестве взятки являются противоречивыми и опровергаются другими исследованными в суде доказательствами. При решении вопроса о наказании Петрова С.С. адвокат просит учесть данные, положительно характеризующие личность осужденного, а также его семейное положение и состояние здоровья;

осужденный Петров С.С, ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, считает приговор незаконным, просит его изменить: обвинение по эпизоду получения взятки от руководителя ООО —

квалифицированное судом по ч.4 ст.209 УК РФ, исключить и уголовное дело в этой части прекратить, а по эпизоду обвинения в получении взятки от руководителя ЗАО М его действия переквалифицировать на ч.З ст. 159 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы. В обоснование своей жалобы осужденный Петров С.С. приводит доводы аналогичные доводам жалобы его защитника адвоката Решетняка Д.В.;

адвокат Смолягина З.Ш. в защиту Николаевой Е.Н. просит приговор отменить и уголовное дело в отношении осужденной прекратить в связи с не соответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. По мнению защитника, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждаются доказательствами, содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Николаевой и на правильность применения уголовного закона; приговор не соответствует требованиям уголовно процессуального закона, поскольку при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение, в нем не указано, по каким основаниям суд принял одни из них и отверг другие. Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства и анализируя их, защитник утверждает, что вывод суда о наличии у Инвестора и Заказчика-Застройщика задолженности перед ООО за выполненные работы в размере рублей, а также о возникших проблемах финансирования строящегося дома что, по мнению суда, было использовано осужденными для вымогательства взятки у директора документально не подтвержден и опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами; показания по терпевшего данные на предварительном следствии и в суде являются противоречивыми, непоследовательными, надуманными и не согласуются с другими доказательствами по делу, в частности, с показаниями свидетелей С К ,С Д , с записями в индоссаменте векселей, другими материалами дела; судом не опровергну ты показания Николаевой Е.Н. о том, что обнаруженные у нее в ходе обыска векселя не являлись предметом взятки, а были принесены и переданы ей незнакомым мужчиной; вывод суда об участии свидетеля Э в «обналичива нии» денег, переведенных со счета ООО на счет ООО

в качестве взятки для Николаевой Е.Н. не соответствует фактическим материалам уголовного дела, а также противоречит приговору,

оправдавшего Э по данному обвинению, а выводы Верховного суда Республики Саха (Якутия) о том, что правила преюдиции вступившего в законную силу приговора неприменимы — не основаны на законе; суд необоснованно признал недопустимым доказательством ответ М ., полученный по запросу адвоката, о том, что выделение бюджетного кредита ООО

производилось на основании решения кредитной комиссии с учетом мнения всех ее членов, а окончательное решение по предоставлению кредита принимал сам М как главный распорядитель бюджета а также о том, что погашение задолженности перед ЗАО было произведено из республиканского бюджета за счет статьи,

часть которых предназначалась для благоустройства , как столицы, и поступали обычно в конце года, распоряжение о погашении данной задолженности было дано им (М ) по их поступлению из республиканского бюджета в конце 2005 года, причиной задержки исполнения судебных решений о взыскании задолженности перед ЗАО явилось отсутствие денежных средств, он (М ), принимая во внимание ходатайства Т (учредителя ОАО также принял решение о выделении целевого краткосрочного кредита данному ОАО

для поддержки предприятия; вывод суда о том, что Николаева Е.Н. за действия, входящие в ее служебные полномочия, совместно с Петровым С.С вымогала и получила взятку от директора ЗАО опровергается показаниям свидетелей К й, П имеющимися в деле письменными документами; суд в приговоре исказил показания потерпевшего М данные им в судебном заседании; суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства об осмотре денежных средств изъятых в ходе обыска в квартире Николаевой и приобщенных к делу в качестве вещественных доказательств; судом неправильно разрешены гражданские иски ООО и ЗАО поскольку

и как взяткодатели не могут быть признаны по терпевшими по делу, а все ценности, переданные ими в виде взяток, подлежат обращению в доход государства; суд не дал надлежащей и объективной оценки доказательствам стороны защиты: показаниям свидетелей Б ., Ш

показания подсудимой Пруговой Ю.Х., на которые сослался суд в приговоре в обоснование вины Николаевой Е.Н., являются противоречивыми надуманными и преследуют цель переложить свою вину на Николаеву Е.Н. с тем, чтобы избежать уголовной ответственности за содеянное, ее показания находятся в противоречии с протоколом обыска, проведенного в гараже ОАО,

в котором обнаружены пустые бланки ООО и договор заключенный между ОАО », ООО », ООО.

Адвокат Смолягина З.Ш. в кассационной жалобе дополнениях к ней подробно анализирует исследованные в суде доказательства, цитирует показания Пруговой Ю.Х., считая их противоречивыми и непоследовательными, приводит содержание других исследованных в судебном заседании доказательств и де лает вывод о том, что доказательств вины Николаевой Е.Е. в вымогательстве и получении взятки, в хищениях денежных средств с расчетного счета и из кассы ОАО а также в служебном подлоге — стороной обвинения не пред ставлено и судом в приговоре не приведено. Защитник утверждает, что Николаева Е.Н. действовала в рамках своих служебных полномочий и нарушений закона не допускала;

осужденная Николаева Е.Н., ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, считает приговор незаконным, просит его отменить и дело в отношении нее прекратить. В обоснование своей жалобы осужденная приводит доводы, аналогичные доводам жалобы ее защитника адвоката Смоля гиной З.Ш. Кроме того, осужденная Николаева Е.Н. в дополнениях к кассационной жалобе утверждает, что судом нарушено ее право на защиту, поскольку суд трижды, постановлениями от 5 сентября 2007 г., 8 июня 2009 г. и 10 марта 2010 г., необоснованно отклонил ее ходатайства о допуске к участию в деле второго защитника — адвоката Хуморова Г.М.;

адвокат Громацкая М.В. в защиту осужденной Пруговой Ю.Х. в кассационной жалобе просит приговор изменить и смягчить назначенное Пруговой Ю.Х. наказание, применив положения ст.73 УК РФ. По мнению адвоката, осужденной назначено чрезмерно суровое наказание, без учета данных о ее личности и всех смягчающих обстоятельств. Как считает защитник, суд не учел частичного признания Пруговой вины по эпизоду №3, ее активного способствования раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, совершение ею преступлений в силу служебной и иной зависимости от должностных лиц,

то есть собственника ОАО судом не учтен бескорыстный мотив преступного деяния Пруговой, что могло быть признано обстоятельством, смягчающим ее наказание; при назначении наказания суд учел только общественную опасность инкриминированных Пруговой деяний ошибочно указав на их особую тяжесть, и не дал никакой оценки сведениям о личности самой подсудимой. В дополнении к кассационной жалобе адвокат просит приговор изменить: исключить осуждение Пруговой Ю.Х. по двум эпизодам ее преступной деятельности (по эпизодам 3 и 4), квалифицированных су дом по ч.4 ст. 160 УК РФ, а по эпизоду №4, кроме того, исключить излишне вмененную сумму по платежным поручениям, подписанным Я Защитник также просит оправдать Пругову Ю.Х. по эпизоду №7 за отсутствием в деянии состава преступления. По мнению защитника, судом неправильно применен уголовный закон, поскольку Пругова Ю.Х., исходя из примечания к ст.201 УК РФ и ст.285 УК РФ, ошибочно признана должностным лицом. Как считает защитник, по эпизодам 3 и 4 (о хищении и)

суд ошибочно квалифицировал действия Пруговой Ю.Х. как самостоятельные преступления. Адвокат полагает, что эти действия следует расценивать как одно продолжаемое преступление; по эпизоду хищения

защитник не согласен с объемом хищения, считая, что Пругова должна нести ответственность лишь за хищение , к перечислению которых она лично причастна, а по эпизоду хищения в действиях Пруговой отсутствует состав преступления, поскольку отсутствуют при- знаки «безвозмездности» хищения, «ущерба» для потерпевшего, а также не установлены «корыстная цель» и умысел подсудимой на хищение денег;

осужденная Пругова Ю.Х. просит приговор изменить и смягчить назначенное наказание до условного осуждения. По ее мнению, суд не принял во внимание все смягчающие наказание обстоятельства: частичное признание своей вины, активное способствование раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступления, совершение ею преступлений в силу служебной и иной зависимости от должностных лиц судом не учтены бескорыстный мотив совершенных ею преступлений, а также данные о ее личности. Полагает, что назначенное ей наказание в виде реального лишения свободы является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

осужденная Шибеко Л.А. просит приговор в отношении нее отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления. Осужденная утверждает, что судом неправильно применен уголовный за кон, поскольку она не являлась должностным лицом, и, следовательно, не может быть признана субъектом преступления, предусмотренного ст.293 УК РФ вывод суда о том, что на момент совершения инкриминируемого деяния она являлась главным бухгалтером в и что только она имела право второй подписи в финансовых документах — не основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании; судом не учтено, что согласно выводам экспертов, изложенным в заключении судебно-бухгалтерской экспертизы от 17.07.2006 г., мебель, хищение которой инкриминировано Пруговой Ю.Х, не была поставлена на баланс

От государственного обвинителя Николаевой Т.И. поступили возражения на кассационные жалобы, в которых она просит жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденных и их защитников.

Вывод суда о виновности Николаевой Е.Н., Петрова С.С, Пруговой Ю.Хи Шибеко Л.А. в совершении инкриминированных им преступлений основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

При этом суд в приговоре обосновал свои выводы по каждому из преступлений и в отношении каждого из осужденных.

Высказанное в жалобах осужденных Николаевой Е.Н., Петрова С.С. и их защитников утверждение о необоснованности выводов суда о наличии у Инвестора и Заказчика-Застройщика задолженности перед ООО

за выполненные работы в размере , а также проблем финансирования строящегося дома, равно как и доводы об отсутствии у осужденных полномочий, в силу которых они могли бы способствовать директору ООО в разрешении возникших у него проблем — несостоятельно.

Суд правильно установил, что 11 марта 2005 года был заключен трехсто ронний договор между ОАО

в лице заместителя директора Я (Инвестор), ООО,

в лице директора Б (Заказчик-Застройщик), а также ООО в лице директора П . (Подрядчик) на строительство 32-х квартирного жилого дома расположенного по адресу: , м.

Согласно договору общая стоимость работ составляет.

В соответствии с соглашением от 28 апреля 2005 года

произвело финансирование на сумму

ОАО которое в пределах данной суммы авансировало ООО В свою очередь, на указанную сумму ООО авансировало ООО

Контроль по строительству данного объекта осуществлял

Петров С.С, являющийся одновременно и руководителем

Во исполнение условий данного договора, в период с марта по ноябрь 2005 года ООО выполнило работы по строительству указанного объекта в полном объеме. К ноябрю 2005 го да Инвестором произведена частичная оплата выполненных работ. Остаток не погашенной стоимости работ (задолженности перед ООО

составил , что в свою очередь, из-за отсутствия финансирования со стороны повлекло образование задолженности у ООО перед поставщиками строительных материалов.

Ненадлежащее инвестирование строительства дома, а также возникший в связи с этим долг у ООО (Подрядчика) перед поставщиками строительных материалов были использованы Николаевой Е.Н., работавшей , а также Петровым С.С, работавшим , как повод для вымогательства взятки у директора ООО П

Взятку они вымогали при обстоятельствах, установленных судом в при говоре, за действия, входящие в их служебные полномочия, поскольку они в силу занимаемых ими должностей могли способствовать директору ООО

в разрешении возникших у него проблем, связанных с недофинансированием Инвестором и Заказчиком-Застройщиком строящегося жилого дома.

Полномочия Николаевой Е.Н. и Петрова С.С. судом установлены на основании исследованных в суде документов, в частности:

заключенных работодателями с Николаевой Е.Н. и Петровым С.С. соответствующими трудовых договоров (контрактов). В приговоре полномочия каждого из осужденных указаны пра вильно.

Наличие задолженности перед ООО на сумму

подтверждено указанными в приговоре документами, изъятыми в ходе обыска в а также показаниями П свидетеля С подсудимой Пруговой Ю.Х., работавшей генеральным директором ОАО

Доводы кассационных жалоб стороны защиты о необоснованности принятого судом решения о признании письма И.Ф. М недопустимым доказательством — неосновательны.

Мотивы принятого судом решения о признании указанного письма не со ответствующим критериям допустимости доказательств, в приговоре приведены.

Доводы адвоката Смолягиной З.Ш. о том, что письмо бывшего

М . является доказательством, которое очевидно свидетельствует о невиновности Николаевой Е.Н., а также ссылки защитника на нормы уголовно-процессуального закона, которые, по ее мнению, нарушил суд не основаны на материалах дела.

Право обвиняемого, подсудимого, их защитников собирать и представлять доказательства, безусловно, является одним из важных проявлений права данных участников процесса на защиту от уголовного преследования.

Этому праву соответствует обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, рассмотреть каждое ходатайство заявленное в связи с исследованием доказательств.

При этом уголовно-процессуальный закон исключает возможность произвольного отказа в приобщении к материалам уголовного дела и исследовании представленных стороною защиты доказательств.

Поскольку сторона защиты настаивала на приобщении к материалам дела письма М полученного по запросу адвоката, и просила оценить его наряду с другими доказательствами, то у суда не было оснований не принимать и не приобщать его к материалам дела.

В данном случае в действиях суда отсутствует противоречие, о котором указывает защитник в жалобе, поскольку суд, приобщив к материалам дела ко пию указанного письма, дал этому документу надлежащую оценку с точки зрения допустимости данного доказательства.

Утверждение адвоката о том, что суд ограничил его право, закрепленное в ст.6 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также право собирать доказательства, предусмотренное ч.З ст.86 УПК РФ, не основательно, поскольку таких нарушений судом не допущено.

Указанные защитником нормы законов закрепляют лишь право защитника на собирание доказательств и должны применяться во взаимосвязи с иными нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в частности, о видах доказательств, о круге лиц, осуществляющих практическую деятельность по доказыванию (статьи 74 и 86 УПК РФ).

В данном случае, исходя из процессуальных правомочий, оценка доказательств, представленных сторонами, законом отнесена к компетенции суда.

Полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относи мости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, суд разъяснил стороне защиты право пригласить в судебное заседание для допроса в качестве свидетеля

М если у нее имелись к нему вопросы по данному уголовному делу (т.51 л.д.152).

Однако сторона защиты этим правом не воспользовалась.

Утверждение адвокатов о том, что суд отказал стороне защиты в ходатайстве о допросе данного лица, не основаны на протоколе судебного заседания.

Не основано на законе и мнение защиты о том, что суд сам обязан был принять меры к вызову указанного лица в судебное заседание.

Согласно ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Сведений о том, что стороне защиты требовалась помощь суда для обеспечения явки в судебное заседание М равно как и о том, что указанное лицо уклонялось явиться в суд по приглашению стороны защиты, в материалах дела не содержится и суду кассационной инстанции осужденными и их защитниками не представлено.

Стороной защиты также не приведено убедительных доводов, которые бы свидетельствовали о том, что содержание ответов М полученных по запросу адвоката, существенно повлияло или могло повлиять на выводы суда, изложенные в приговоре, либо противоречило бы им.

Документы, подписанные М на которые ссылается сто рона защиты в кассационных жалобах, судом были приняты во внимание и правильно оценены наряду с другими доказательствами по делу.

Утверждение стороны защиты о том, что из письма указанного лица следует вывод о законности действий Николаевой Е.Н. и Петрова С.С, не может быть принято во внимание, поскольку признание обоснованным или необоснованным предъявленного обвинения, в том числе установление или отсутствие вины подсудимых, относится к исключительной компетенции суда.

Доводы жалобы Николаевой Е.Н. о нарушении судом ее права на защиту неосновательны.

Как видно из материалов дела, защиту Николаевой Е.Н. в суде первой ин станции осуществляли несколько защитников — профессиональных адвокатов Смолягина З.Ш., Баранов В.И. (по соглашению сторон), Слепцова Ж.А. (по на значению суда), а также адвокат К от услуг которой Николаева Е.Н. отказалась, и ее отказ был удовлетворен судом.

Ссылка Николаевой Е.Н. на то, что суд без достаточных к тому оснований отказал ей в допуске в качестве защитника адвоката Х — неосновательна.

Согласно ст.72 ч.1 п.З УПК РФ защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

Из материалов дела следует, что адвокат Х осуществлял за щиту . Николаевой Е.Н.) по уголовному делу, выделенному из уголовного дела Николаевой Е.Н. в отдельное производство.

Поскольку судом первой инстанции установлено наличие противоречий в интересах Э . и Николаевой Е.Н., то суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства подсудимой о допуске указанного адвоката к делу в качестве ее защитника.

Решения суда по данному вопросу вынесены в форме отдельных постановлений и мотивированы со ссылкой на нормы закона и конкретные обстоятельства дела (т.34 л.д.257-258, т.36 л.д.43-45, т.37 л.д. 140-142).

Наличие противоречий в интересах Николаевой Е.Н. и Э подтверждается также их позициями, избранными в ходе предварительного и судебного следствия.

Николаева Е.Н. отрицала свою причастность к инкриминируемым ей преступлениям, в том числе и к деятельности фирмы ООО через счета которой, по версии следствия, происходила легализация части взятки полученной Николаевой и Петровым от директора ООО

Э ., будучи допрошенным в качестве свидетеля в присутствии адвоката Х дал показания, из которых следует, что он получил с расчетного счета ООО денежных средства.

Эти деньги, как достоверно установлено

поступили в качестве взятки Николаевой с расчетного счета ООО по мнимо заключенной сделке в виде платежа по договору купли-продажи дизель-генератора.

Показания Э . о непричастности Николаевой Е.Н. к получению взятки через механизм расчетных счетов двух хозяйствующих субъектов были правильно отвергнуты судом, поскольку они противоречат другим доказательствами по делу, в частности, показаниям потерпевшего П который пояснял, что указанная сумма была переведена с рас четного счета ООО на расчетный счет ООО

по мнимой сделке, то есть в виде платежа по якобы заключенному договору купли-продажи дизель-генератора. Такой платеж был произведен с целью придать законную видимость деньгам, которые предназначались в качестве взятки для Николаевой.

То обстоятельство, что Э . приговором другого суда был оправ дан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 174 ч.2 УК РФ и ст.327 УК РФ, не имеет правового значения для дела Николаевой Е.Н и Петрова С.С.

В соответствии с правилами преюдиции, предусмотренными ст.90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнитель ной проверки. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Приговор, вынесенный Верховным судом Республики Саха (Якутия) в от ношении Николаевой Е.Н. и Петрова С.С, не противоречит обстоятельствам установленным вступившим в законную силу оправдательным приговором,

постановленным в отношении Э .

Как правильно отмечено судом первой инстанции, Николаева Е.Н. и Пет ров С.С. обвиняются в получении взятки путем вымогательства, а Э

обвинялся в легализации денежных средств, приобретенных другими лицами преступным путем. По этим двум уголовным делам разный предмет доказывания, различны обстоятельства, подлежащие доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ.

Как видно из приговора , на который ссылается сторона защиты, Э оправдан.

При этом суд признал не до казанным наличие умысла Эв . на совершение преступлений, а так же признал не доказанным факт передачи ему Николаевой Е.Н. или Петровым С.С. каких-либо денежных средств.

пришел к выводу об отсутствии доказательств бесспорно свидетельствующих о заведомой осведомленности Эв . в том, что инкриминированные ему

Оправдывая Э по обвинению в совершении преступления предусмотренного ст. 174 УК РФ, городской суд в приговоре констатировал не убедительность доводов государственного обвинителя о получении Э

денег, заведомо для него добытых преступным путем, поскольку, как указал суд в приговоре, Николаева и Петров были лишь привлечены к уголовной ответственности по ст.290 ч.4 УК РФ, однако обвинительный приговор в отношении них на тот период времени постановлен еще не был.

Приговором Верховного суда Республики Саха (Якутия) при описании преступного деяния, совершенного Николаевой и Петровым, установлено, что Николаева и Петров не передавали лично Эв какие-либо деньги, а получение Николаевой взятки происходило путем перечисления денежных средств со счета одного предприятия на счет другого с последующим их «обна личиванием».

Верховным судом Республики Саха (Якутия) в приговоре также не со держится вывода о виновности Э в тех деяниях, по обвинению в которых он оправдан , равно как и не содержится выводов о том, что он был соучастником инкриминированных Николаевой Е.Н. и Петрову С.С. преступлений.

Таким образом, приговор не имеет преюдициального значения для дела Николаевой Е.Н. и Петрова С.С, рассмотренного Верховным судом Республики Саха (Якутия).

Что касается самостоятельной оценки доказательств, данной каждым из указанных судов по разным уголовным делам (на что обращает внимание сто рона защиты в кассационных жалобах), то эта оценка относится к исключи тельной компетенции того суда, в производстве которого находится конкретное уголовное дело, и не может расцениваться как «преюдиция» в том смысле, как это предусмотрено статьей 90 УПК РФ.

Согласно ст. 17 УПК РФ судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Никакие доказательства не имеют заранее установленной силы.

В соответствии со ст. 8 7 УПК РФ проверка доказательств производится су дом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Эти правила проверки и оценки доказательств по данному уголовному делу Верховным судом Республики Саха (Якутия) соблюдены.

Приговор, постановленный в отношении Николаевой Е.Н., Петрова С.С Пруговой Ю.Х. и Шибеко Л.А., вопреки доводам жалоб защитников, в полной мере соответствует требованиям уголовно-процессуального кодекса.

Все доказательства, на которые сослался суд в приговоре в обоснование своих выводов, являются допустимыми, поскольку получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, и в своей совокупности явились достаточными для признания Николаевой Е.Н., Петрова С.С, Пруговой Ю.Х. и Шибеко Л.А. виновными в инкриминированных им преступлениях.

Изложенные в кассационных жалобах осужденных и их защитников доводы в большей части сводятся к анализу тех доказательств, которые уже получи ли соответствующую оценку суда в приговоре.

Показания подсудимых, а также свидетелей: С , Д С ,С , К ,К ,П й, Б а, Ш и других лиц, на которые ссылаются осужденные и их защитники в кассационных жалобах, судом в приговоре приведены и оценены правильно.

Вопреки доводам жалоб, в приговоре содержатся мотивы, по которым суд признал надуманными показания Николаевой Е.Н. о том, что обнаруженные у нее в ходе обыска векселя не являлись предметом взятки, а были, якобы, принесены и переданы ей незнакомым мужчиной, похожим на З а также со держатся мотивы, по которым суд отверг как несостоятельные и противоречащие другим доказательствам показания Петрова С.С. о том, что один из векселей, являющийся вещественным доказательством по делу, был оставлен в его квартире неизвестным лицом в качестве подарка по случаю празднования новоселья.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с оценкой доказательств, данной судом первой инстанции в приговоре, поскольку она является обоснованной и правильной.

Противоречий в доказательствах, на которые сослался суд в приговоре, или наличие доказательств, которые бы исследовались в судебном заседании, но не получили оценки в приговоре (о чем заявляют авторы кассационных жалоб), из материалов дела не усматривается.

Суд в приговоре не исказил показания М данные им в судебном заседании, как об этом утверждает адвокат Смолягина З.Ш. в кассационной жалобе.

Положенные в основу приговора показания П За М подсудимой Пруговой Ю.Х., обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, поскольку они согласуются с другими доказательствами, собранными по делу.

Анализируя показания указанных лиц, данные ими в ходе предварительно го и судебного следствия и оценивая их, суд признал их достоверными в той части, в которой они подтверждены совокупностью других исследованных в суде доказательств, содержание которых подробно изложено в приговоре.

Показания П и З . не противоречат другим доказательствам, в том числе и сведениям, содержащимся в векселях, актах приема передачи ценных бумаг, бухгалтерских проводках ООО приобщенных к материалам уголовного дела, на которые ссылается сторона защиты в кассационных жалобах.

Суд обоснованно принял во внимание показания П . о том что, согласившись с требованием Петрова С.С. дать взятку и получив после этого деньги за выполненные работы в размере , он не мог отказаться от перечисления денежных средств на представленные Петровым С.С. банковские реквизиты ООО , равно как и отказаться от передачи Петрову С.С и Николаевой Е.Н. векселей в качестве взятки, по скольку в эксплуатацию должен был подписывать именно Петров С.С. как

Также он опасался, что Петров С.С в будущем в силу своих должностных полномочий мог повлиять на получение подряда ООО на строительство других объектов именно от Петрова С.С. зависело подписание актов ввода этих объектов в эксплуатацию.

Чтобы оправдать отсутствие векселей на сумму по бухгалтерской отчетности он, П был вынужден дать

С . указание, составить акты приемки-передачи векселей с субподрядными организациями ООО ООО и ООО

и произвести в индоссанте векселей записи, якобы об их использовании в качестве оплаты за услуги своих контрагентов.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что П и подсуди мая Пругова Ю.Х. могли быть заинтересованы в оговоре подсудимых Николаевой Е.Н. и Петрова С.С, о чем утверждается стороной защиты в кассацион- ных жалобах, судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Кроме того, давая показания о действиях Николаевой Е.Н., связанных с хищением денежных средств с расчетного счета и из кассы ОАО Пру гова Ю.Х. не только изобличала Николаеву Е.Н., но и рассказывала о своей роли в совершении данных преступлений.

Таким образом, доводы жалобы адвоката Смолягиной З.Ш. о том, что Пругова Ю.Х. давала показания против Николаевой Е.Н. с тем, чтобы переложить на нее всю ответственность — неосновательны.

Неосновательны также доводы стороны защиты и о том, что суд односто ронне, с обвинительным уклоном рассмотрел дело, не выяснив при этом всех обстоятельств инкриминируемых подсудимым деяний, ограничил сторону за щиты в праве представлять суду свои доказательства.

Данных, свидетельствующих о том, что по данному делу судом были на рушены принципы состязательности судопроизводства или равноправия сто рон, из протокола судебного заседания не усматривается.

Из протокола видно, что судом сторонам были созданы равные условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, в том числе и условия для реализации права представлять суду свои доказательства.

Заявленные участниками процесса в ходе судебного разбирательства дела ходатайства, в том числе и ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми, ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судьей принимались законные и обоснованные решения.

Судом также вынесено законное и мотивированное постановление об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об осмотре денег, изъятых в ходе обыска в квартире Николаевой Е.Н. (т.56 л.д.190), и с данным решением суда нет оснований не согласиться.

Не основаны на материалах дела доводы жалобы защитника Пруговой Ю.Х., а также жалобы осужденной Шибеко Л.А. о том, что Пругова и Шибеко ошибочно признаны судом должностными лицами.

В судебном заседании суда первой инстанции были исследованы доку менты:

должностная инструкция Ш беко Л.А утвержденная Пруговой Ю.Х., согласно которой начальник отдела планирования, финансирования и учета обязан: обеспечивать полный учет поступающих денежных средств, товарно-материальных ценностей и основных средств, а так же своевременное отражение в бухгалтерском учете операций, связанных с их движением, подписывать совместно с директором МУП документы служащие основанием для приемки и выдачи товарно-материальных ценностей и денежных средств, а также расчетных, кредитных и денежных обязательств обеспечивать точный учет результатов хозяйственно-финансовой деятельности предприятия, обеспечивать правильное начисление и своевременное перечисление платежей в бюджеты, отчисление средств в фонды, обеспечивать составление бухгалтерской отчетности на основе данных бухгалтерского учета, первичных документов, представление ее соответствующим органам, обеспечивать сохранность бухгалтерских документов, оформление и передачу их в установленном порядке в архив.

Исследовав эти и другие перечисленные в приговоре документы, суд сделал правильный вывод о том, что на момент инкриминированных Пруговой Ю.Х. и Шибеко Л.А. деяний МУП по своей организационно-правовой форме являлось муниципальным унитарным предприятием, имущество которого находилось в собственности

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что директор Пругова Ю.Хи начальник Шибеко Л.А. осуществляли организационно-распорядительные, хозяйственно-административные функции органа местного самоуправления по начислению, приему, перечислению денежных средств населения по оплате коммунальных услуг и оплаты за жилье, а, следовательно, с учетом примечания к ст.285 УК РФ, директор МУП Пруго ва Ю.Х. и начальник отдела планирования, финансирования и учета (главный бухгалтер) МУП Шибеко Л.А., в период совершения ими преступлений: Пруговой Ю.Х. — хищения денежных средств в сумме , а Шибеко Л.А. — халатности (в августе 2004 г.) являлись должностными лицами.

По всем эпизодам совершенных Пруговой Ю.Х. хищений, вопреки доводам жалобы адвоката Громацкой М.В., выводы суда — правильны и основаны на доказательствах, содержание которых приведено в приговоре.

Совершенные Пруговой Ю.Х. преступления являются самостоятельными преступлениями, а не единым продолжаемым преступлением, как об этом ошибочно утверждает ее защитник.

Судом установлено, что умысел на совершение преступления у Пруговой Ю.Х. возникал каждый раз, когда к ней с предложением об очередном хищении денег обращалась Николаева Е.Н. При этом хищения денежных средств осуществлялись с разрывом во времени.

Сумма похищенных денежных средств судом установлена правильно.

Все признаки, образующие состав хищения, в том числе и по эпизоду хищения , судом установлены и при описании преступных деяний, совершенных Пруговой и Николаевой, в приговоре указаны.

Довод Шибеко Л.А. о том, что она не являлась,

судом первой инстанции проверялся, и обоснованно опровергнут в приговоре.

Суд правильно установил, что должностные обязанности начальника от дела планирования, финансирования и учета МУП

соответствуют обязанностям главного бухгалтера, предусмотренным федеральным законом «О бухгалтерском учете», согласно которым главный бухгалтер несет ответственность за формирование учетной политики ведение бухгалтерского учета, своевременное предоставление полной и достоверной бухгалтерской отчетности, обеспечивает соответствие осуществляемых хозяйственных операций законодательству Российской Федерации, контроль за движением имущества и выполнением обязательств; без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными. Таким образом, Шибеко Л.А., являясь

Заключение о том, что мебель не была поставлена на баланс на что обращает внимание Шибеко Л.А. в кассационной жалобе, не противоречит выводам суда.

Как установлено судом, Шибеко Л.А., являясь МУП и одновременно главным бухгалтером, в нарушение требований закона «О бухгалтерском учете» и «Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности» подписала совместно с директором

Пруговой Ю.Х. платежные поручения о перечислении денежных средств на расчетный счет ООО в качестве оплаты за мебель которую присвоила Пругова Ю.Х. При подписании вышеуказанных платежных поручений Шибеко Л.А., как и,

не удостоверилась по небрежности в законности совершения такого действия и не осуществила контроль за движением имущества, приобретенного за счет средств МУП

В силу ненадлежащего исполнения Шибеко Л.А. своих должностных обязанностей, директору МУП Пруговой Ю.Х. представилось возможным реализовать преступный план, направленный на хищение со счетов

денежных средств, что повлекло причинение ущерба в крупном размере на общую сумму .

Тем самым, Шибеко Л.А. не надлежаще исполнила свои должностные обязанности вследствие небрежного отношения к службе.

То обстоятельство, что указанная мебель не была оприходована на балансе МУП на счете а оказалась отражена на другом счете, о чем заявляет Шибеко Л.А. в кассационной жалобе, правового значения для юридической квалификации ее действий не имеет.

Действия Николаевой Е.Н., Петрова С.С, Пруговой Ю.Х., Шибеко Л.А юридически судом квалифицированы правильно.

Наказание Петрову С.С, Николаевой Е.Н. и Пруговой Ю.Х, вопреки утверждению в жалобах, назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности каждого из них, а также с учетом влияния наказания на исправление осужденных и условия жизни их семей.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств судом учтено совершение преступлений впервые, их положительные характеристики, состояние здоровья, пенсионный возраст Николаевой, наличие у Петрова и Пруговой детей студентов, признание Пруговой Ю.Х. вины.

Доводы жалоб стороны защиты Пруговой Ю.Х. о том, что судом не учтено ее активное способствование раскрытию преступлений, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, совершение ею преступлений в силу служебной и иной зависимости от должностных лиц администрации — неосновательны, поскольку судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства дела таких обстоятельств не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Утверждение адвоката Громацкой М.В. о том, что при назначении наказания суд ошибочно учел особую тяжесть совершенных Пруговой Ю.Х. преступлений — необоснованно, поскольку, как следует из приговора, особая тяжесть преступлений учитывалась судом при назначении наказания Николаевой Е.Н. и Петрову С.С, а наказание Пруговой Ю.Х. было назначено с учетом со вершения ею тяжких преступлений.

Оснований для признания вынесенного в отношении Николаевой Е.Н Петрова С.С. и Пруговой Ю.Х. приговора несправедливым вследствие чрез мерной суровости назначенного им наказания не имеется.

Осужденная Шибеко Л.А. обоснованно освобождена от наказания, по скольку сроки давности уголовного преследования за совершенное ею преступление небольшой тяжести истекли.

Мнение адвоката Смолягиной З.Ш. о том, что судом неправильно разрешены гражданские иски ООО и ЗАО,

а также неправильно принято решение о возврате им векселей, являющихся вещественными доказательствами — ошибочно.

Как установлено судом в приговоре, Николаева Е.Н. и Петров С.С, действуя совместно и по предварительному сговору, путем вымогательства полу чили взятки от руководителей ООО и ЗАО

П и Ма из денежных средств, принадлежащих указанным юридическим лицам.

При этом, как установлено судом, указанные руководители были вынуждены передать вымогателям взятки в виде денег и векселей для предотвращения вредных последствий, которые могли наступить для их предприятий в виде еще большей финансово-экономической дестабилизации деятельности ООО

и ЗАО , которая возникла у каждого из них в связи с несвоевременностью перечисления денег за выполненные работы.

При таких обстоятельствах, с учетом положений ст.81 ч.З п.4 УПК РФ предусматривающей, что деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу, положений ст. 1064 ГК РФ о том, что вред причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, суд обоснованно принял решение об удовлетворении гражданских исков ООО и ЗАО а также о возврате этим юридическим лицам принадлежащих им ценных бумаг являющихся вещественными доказательствами по делу.

Указанные предприятия в лице их представителей, с учетом положений ст.ст.42, 44, 45 УПК РФ, обоснованно признаны потерпевшими и гражданскими истцами по делу.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 17 мая 2010 года в отношении Шибеко Л А , Николаевой Е Н ­

Петрова С С , Пруговой Ю Х оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.

Еще по теме:

  • Закон о страховании вкладов физических лиц 2014 Федеральный закон "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" Информация об изменениях: Наименование изменено с 1 января 2019 г. - Федеральный закон от 3 августа […]
  • Написать письмо губернатору курской области РОО ПРАВО РЕБЕНКА ОБЩЕСТВЕННАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЧЛЕН ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ Миусская пл., д. 7, стр. 1, Москва, ГСП-3, 125993, тел.: (495) 221-83-63, факс: (499) 251-60-04, […]
  • П б ч3 ст2281 ук рф ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2014 ГОДА Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 2 июля 2014 г. О Б З О Р […]
  • Сколько получают денег на третьего ребенка 2018 Детские пособия при рождении третьего ребенка в 2018 году Начиная с 2013 года, в рамках государственной программы, жители 50 регионов Российской Федерации получают пособие за рождение […]
  • П1 ст 23 фз Статья 23. Освобождение от призыва на военную службу. Граждане, не подлежащие призыву на военную службу. Освобождение от исполнения воинской обязанности Информация об […]
  • Уголовный кодекс ст228 ч 4 Последняя поправка в статье 228 часть 4 Здравствуйте. У меня брата посадили по 228 ч 4, дали 6,8 строгого режима, вот хотел у вас прокансультироваться, какие поправки ввели и как ему […]