Свидетельские показания оценка их достоверности

научная статья по теме ДОСТОВЕРНОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ И СПОСОБЫ ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ) Государство и право. Юридические науки

Цена:

Авторы работы:

ЕГОРОВА ОЛЬГА ВИТАЛЬЕВНА

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «ДОСТОВЕРНОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ И СПОСОБЫ ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИЯ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ)»

ДОСТОВЕРНОСТЬ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ И СПОСОБЫ ЕЁ ОБЕСПЕЧЕНИЯ (НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ)

ЕГОРОВА Ольга Витальевна,

аспирантка кафедры гражданского процесса

Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина, помощник судьи Арбитражного суда Вологодской области. E-mail: [email protected]

Краткая аннотация: в статье освещается процесс формирования свидетельских показаний; выделяются его стадии, этапы формирования. Основное внимание в статье уделяется определению факторов, влияющих на достоверность свидетельских показаний.

This article describes the process of forming a testimony; stages of its formation is illuminated. The focus of the article is on identifying of factors affecting the reliability of the testimony.

Ключевые слова: свидетель; доказательство; достоверность доказательств; стадия; фактор; практическая цель.

Witness; proof; reliability of proofs; stage; factor; practical aim.

«Свидетель, — как сказано в словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, — лицо, дающее показание о спорных и неизвестных суду фактах, которых оно было очевидцем»1. Статья 56 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) несколько конкретизирует понятие свидетеля: лицо, располагающее сведениями о фактических обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения дела. Для того чтобы лицо стало участником арбитражного процесса, задачей которого является содействие исследованию материалов дела, необходимо наличие фактического основания (известность данному лицу каких-либо фактов, подлежащих установлению по делу) и процессуального основания (получение и фиксация его показаний).

Свидетель — лицо, обладающее сведениями об обстоятельствах, положенных в основание иска либо возражений против него, становится участником арбитражного процесса в нескольких случаях: при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле о вызове и допросе свидетеля и при наличии инициативы суда о вызове свидетеля.

Практическая деятельность позволяет сделать вывод о том, что свидетель и, соответственно, свидетельские показания нужны, прежде всего, для уточнения каких-либо сведений, отраженных в документах, актах и т.д. В связи с чем показания свидетеля не являются распро-

страненным средством доказывания в арбитражном судопроизводстве. Достоверность — значимое свойство свидетельских показаний, поэтому оно должно оцениваться в любом случае.

Каков процесс формирования свидетельских показаний? В процессуальной литературе наиболее подробно процесс формирования показаний изучен в работе А.В. Дулова, который выделил следующие стадии: ощущение, восприятие, использование восприятий в последующих действиях и опыте, оценка воспринятого с точки зрения своей морали, запоминание, установление контакта с допрашиваемым, получение мыслительной задачи, вспоминание под воздействием, воспроизведение.2

А.Р. Ратинов определил несколько иные ступени формирования показаний свидетеля: получение, накопление и обработка информации, запечатление, сохранение и переработка информации, воспроизведение, словесное оформление в передаче информации, прием, переработка и процессуальное закрепление информации.3 На наш взгляд, для практических целей могут быть использованы лишь некоторые этапы формирования свидетельских показаний: запечатление, переработка, запоминание и воспроизведение информации, остальные стадии более углубленной характеристики формирования показаний могут быть использованы в каждом отдельно взятом случае оценки показаний свидетеля.

1 Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Иллюстрированный энциклопедиче- 2 Дулов А.В. Судебная психология. 1970. С. 192.

ский словарь. М.: Эксмо, 2007. С. 528. 3 Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 176.

ПРАВО И ГОСУДАРСТВО: теория и практика. 2010. № 5(65)

Необходимо определить факторы, влияющие на достоверность свидетельских показаний, которые должны учитываться при их оценке. На наш взгляд, следует разграничивать следующие ситуации: добросовестное заблуждение и умышленное введение в заблуждение суда (лжесвидетельство). Причины, влекущие недостоверность показаний в обоих случаях различны и их следует проанализировать отдельно. Возникает вопрос, чем может быть вызвано добросовестное заблуждение свидетеля и вытекающие из него ошибки? К ним можно отнести субъективные (личные качества свидетеля: психологическое и физическое здоровье, особенности характера и др.) и объективные (внешние условия, обстановка восприятия).

Полнота и достоверность показаний в значительной мере зависит от интеллектуального уровня свидетеля, таких качеств, как внимательность или рассеянность, быстрота реакции и др. Важнейшим фактором, определяющим достоверность свидетельских показаний, на наш взгляд, является такое свойство человеческой психики, как память. Известно, что процесс запоминания у разных людей происходит неодинаково: одни лучше запоминают то, что связано с движением, другие то, что связано со зрительными и слуховыми образами, у третьих память на общие понятия, на содержание разговора или содержание каких-либо документов и т.д., у четвертых — память на то, что связано с эмоциями (гнев, страх, радость, возмущение и т.д.).

Кроме того, точность воспоминаний во многом зависит от промежутка времени, прошедшего с момента восприятия до момента передачи информации. С течением времени «воспоминания бледнеют, стираются и вовсе утрачиваются под влиянием напряженной умственной работы и обилия новых восприятий».1 Чем больше увеличивается возможность смешения восприятий, подмены части информации, полученной из одного источника, сведениями, которые свидетель почерпнул иным путем (беседы с другими свидетелями, участниками процесса, слухи, сообщения прессы и т.п.), тем мене достоверны его воспоминания о воспринятом и пережитом. И это необходимо учитывать при оцен-

1 Щегловитов И.Г. Непроизвольное искажение истины в свидетельских показаниях. СПб., 1872. С. 15.

ке достоверности показаний, разумеется, с учетом индивидуальных особенностей свидетеля. К другим факторам, определяющим достоверность свидетельских показаний, относятся: внешняя обстановка, условия восприятия событий.

Каковы же причины, побуждающие свидетеля давать заведомо ложные показания, несмотря на предупреждение об уголовной ответственности? Это может быть: безразличное отношение к тем обстоятельствам, о которых даются показания; желание ввести в заблуждение суд по каким-либо вопросам; затягивание судебного процесса, кроме того, могут иметь место и иные причины, которые ведут к искажению обстоятельств, сообщаемых свидетелем.

Возникает вопрос о том, кто может установить, что сведения, сообщаемые свидетелем, достоверны или не достоверны. Здесь можно выделить три подхода: 1) то, что сведения достоверны, утверждает тот, кто их и сообщает, т.е. сам свидетель; 2) достоверность определяет тот, кто утверждает или вправе утверждать, что показания достоверны, например, эксперт; 3) достоверность устанавливает тот, кто выносит решение, т.е. суд. Последний подход представляется наиболее правильным, поскольку все собранные и исследованные по делу доказательства должны быть оценены судом, и результаты окончательной оценки закрепляются в судебном решении.

Можно выделить специальные способы, направленные на обеспечение достоверности сведений, имеющих значение для дела, применительно к показаниям свидетеля. К ним можно отнести: гарантии прав и охраняемых законом интересов личности свидетеля, форма и тактические приемы допроса свидетеля, проверку и оценку показаний свидетеля. Одним из способов обеспечения достоверности показаний свидетеля являются гарантии прав и охраняемых законом интересов личности свидетеля. В круг данных гарантий можно включить перечень лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, а также совершенствование законодательной регламентации правового статуса свидетеля, что, на наш взгляд, будет необходимым условием получения в ходе его допроса достоверных сведений.

Принцип «свидетельского иммунитета» или право каждого не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родствен-

ников законодательно закреплен в ст. 51 Конституции РФ. Свидетельский иммунитет иногда рассматривается вне связи с достоверностью показаний. Но такой подход не совсем оправдан, поскольку свидетельский иммунитет не только защищает права определенной группы участников арбитражного (гражданского) судопроизводства, но и исключает из числа свидетелей лиц, которые могут оказаться «ненадежными» в отношении правдивого сообщения известных им сведений.

Что касается совершенствования законодательной регламентации правового статуса свидетеля, то здесь необходимо отметить следующее. Необходимо четко регламентировать права и обязанности свидетеля, поскольку в настоящее время он является фактически самым бесправным участником арбитражного (гражданского) процесса. В настоящее время свидетелю разъясняется лишь право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близких родственников, а также ответственность по ст. 307-308 Уголовного кодекса РФ. Представляется необходимым разъяснять свидетелю все его права, в том числе право на возмещение расходов, связанных с вызовом в суд; право записать свои показания собственноручно; право давать показания на родном языке; право требовать внесения в протокол судебного заседания наиболее полного отражения сообщаемых им сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела. Последнее право на практике может быть реализовано в виде предложения суда свидетелю изложить показания в письменном виде. Это возможно только в сочетании с устными показаниями свидетеля, поскольку замена устных показаний письменным изложением информации — недопустимо. Показания свидетеля, изложенные в письменной форме, приобщаются к материалам дела (п. 3 ст. 88 АПК РФ).

Способом обеспечения достоверности показаний свидетеля также является процессуальная форма. Существенной чертой процессуальной формы является система требований, закрепленных процессуальными нормами (ГПК РФ, АПК РФ). Эта система предполагает наличие в своем составе пра

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ И ПОТЕРПЕВШЕГО, ИХ ОЦЕНКА. СВИДЕТЕЛЬСКИЙ ИММУНИТЕТ

ПОКАЗАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ— это сведения, сообщенные им на допросе и зафиксированные в установленном законом порядке. è единственной формой получения свидетельских показаний является допрос.

ПРЕДМЕТ СВИДЕТЕЛЬСКИХ ПОКАЗАНИЙ — ст. 79 УПК = любые обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу, Т.О.никаких ограничений в этом отношении закон не устанавливает.

В предмет показаний свидетеля могут входить обстоятельства совершения преступления, его подготовки или

сокрытия, последствия совершенного деяния, а также иные любые обстоятельства, имеющие значение доказательственных фактов (например, факт неприязненных отношений между обвиняемым и потерпевшим).

· Свидетель может дать показания об обстоятельствах, которые он воспринимал непосредственно, либо о тех, которые ему известны со слов других лиц. В первом случае его показания будут первоначальным доказательством, во втором — производным. Однако сообщая сведения, известные ему со слов других лиц, свидетель должен указать источник своей осведомленности, иначе его показания не могут иметь доказательственного значения (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК).

При оценке достоверности свидетельских показаний учитывается:

1) возможность умышленного искажения информации, дачи заведомо ложных сведений – проверяется заинтересованность свидетеля в исходе дела (является ли он родственником кому-либо из проходящих по делу лиц или посторонним), его моральные и психофизиологические качества (честность или лживость, склонность к фантазированию и т. п.).

2) возможность неумышленного искажения информации, добросовестного заблуждения или ошибки.

Процесс формирования свидетельских показаний включает в себя три стадии:восприятие, запоминание и воспроизведение. =Ошибки и искажения возможны на каждой из них.

Недопустимы показания свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК) (в свидетельских показаниях доказательственное значение имеют только сведения о воспринятых фактах, а не выводы, умозаключения свидетеля), т.к. умозаключения на основе конкретных фактов могут делать только следователь и суд.

ПРОВЕРКА ПОКАЗАНИЙ СВИДЕТЕЛЯ ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ:

1) путем анализа их содержания, их полноты, непротиворечивости

2) посредством сопоставления с другими собранными по делу доказательствами, в том числе и с показаниями иных лиц;

3) путем проведения различных следственных действий: эксперимента, осмотра, допросов других лиц, назначением экспертизы.

В случае противоречий свидетеля с показаниями других лиц может быть проведена очная ставка.

ПОКАЗАНИЯ ПОТЕРПЕВШЕГО— это сведения, сообщенные им на допросе и зафиксированные в установленном законом порядке.

ПРЕДМЕТ ПОКАЗАНИЙ: Потерпевший, как и свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию при производстве по УД, в том числе о своих взаимоотношениях с подозреваемым, обвиняемым (ст. 78 УПК).

НО! потерпевший, в отличие от свидетеля, является стороной, участником уголовного судопроизводства со стороны обвиненияè наделен целым комплексом процессуальных прав (ст. 42 УПК). Поэтому он может в своих показаниях не только сообщать конкретные, известные ему факты, но также давать оценку другим собранным по делу доказательствам, выражать свое согласие или несогласие с ними.

СХОДСТВА ПОТЕРПЕВШЕГО И СВИДЕТЕЛЯ:

· обязаны давать правдивые показания (за исключением случаев, когда на него распространяется свидетельский иммунитет).

· За отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний несет ответственность в соответствии со ст. 307, 308 УК (ч. 7 ст. 42 УПК).

ОТЛИЧИЯ:

· для потерпевшего, в отличие от свидетеля, дача показаний является не только обязанностью, но и правом (п. 2 ч. 2ст. 42 УПК). Это означает, что следователь и суд не вправе отказать ему в даче показаний, если он изъявит такое желание.

· потерпевший в отличие от свидетеля, как правило, заинтересован в исходе дела. Это обстоятельство может отразиться и на объективности его показаний об обстоятельствах совершенного преступления.

СВИДЕТЕЛЬСКИЙ ИММУНИТЕТ — право лица не давать показания против себя и своих близких родственников, а также в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом;

Свидетельским иммунитетом обладают:

· Лица в отношении себя

· Близкие родственники обвиняемого\подозреваемого при даче показаний в отношении -них

· Лица, обладающие дипломатической неприкосновенностью, но если нет согласия их самих или дипломатических представительств.

· Члены совета федерации и депутаты гос.думы об обстоятельствах ,которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий, если нет их согласия

О достоверности свидетельских показаний

Правила для оценки свидетельских показаний, как и всяких человеческих поступков, могут быть разнообразны до бесконечности. Я привожу некоторые из них не в виде законченной системы, а в виде примеров, взятых из наблюдений в судебной зале, своих и чужих.

По отношению к содержанию свидетельских показаний, говорит Уэтли, следует иметь в виду, с одной стороны, вероятность или невероятность сообщаемых фактов, с другой — вероятность сознательного или бессознательного измышления их теми, кто их удостоверяет. Чем менее вероятно известное обстоятельство само по себе, тем менее вероятна и возможность того, что оно было сознательно вымышлено или ненамеренно сложилось в чьем-либо представлении. Случается, что свидетель передает такие факты, которые для него непонятны и которым он поэтому затрудняется верить, между тем как для других они представляются и правдоподобными, и вероятными. Он приводит следующий пример. «Один древний историк сообщает, что некоторые путешественники добрались до отдаленной страны, где солнечная тень ложится в направлении противоположном тому, в котором они привыкли видеть ее; историк считает этот рассказ неправдоподобным, потому что он не в состоянии объяснить себе то, о чем пишет; мы, однако, узнавая явление, свойственное южному полушарию, и сознавая, что он не мог выдумать того, о чем пишет, относимся к передаваемому им факту с тем бoльшим доверием. Это можно сравнить с тем случаем, когда человек переписывает рукопись на незнакомом ему языке». В уголовной психопатологии известны случаи преступлений, совершенных в состоянии скрытой эпилепсии (так называемый психологический эквивалент); болезненное душевное напряжение преступника нередко разрешается сном, наступающим почти мгновенно после преступления. Один врач описывает случай, когда убийца был найден другими людьми заснувшим рядом с убитой женщиной*(109). Медик сразу признает в этом болезненный сон эпилептика; для человека, не сведущего в психиатрии, это явление не только необъяснимое, но и вполне невероятное; ясно, что свидетели, удостоверявшие этот факт, говорили правду: они не могли выдумать того, что говорили.

2. Незначительные подробности в рассказе свидетеля могут подкреплять, его показание о важных обстоятельствах.

В деле об убийстве генеральши Болдыревой была свидетельница Борисова, удостоверявшая крайне важное для защиты обстоятельство, а именно: что перед самым убийством по переулку, соседнему с усадьбой Болдыревой, пробежал мужчина. Обстоятельство это противоречило выводам обвинения, но М. Ф. Громницкий прямо заявил присяжным, что не может не верить этому показанию: «Оно взято из жизни; Борисова рассказывает, как собачка волновалась, как встревоженные женщины устроили совет среди ночи, и т. п.»

3. Если свидетель удостоверяет факт, сам по себе безразличный, не подозревая о его значении для дела, показание заслуживает доверия.

Когда Митя Карамазов сказал, что, ударив старого Григория пестом по голове, он наклонился к упавшему, чтобы убедиться, жив ли он, ни прокурор, ни защитник не усомнились в действительности факта, хотя каждый и дал ему свое толкование.

Чем незначительнее удостоверяемое свидетелем обстоятельство как факт, чем менее оно заметно само по себе, тем оно надежнее как улика, ибо тем менее вероятно, чтобы оно было вымышлено.

Бывает, что свидетель, передавая слышанный им разговор, скажет такую фразу, которая сама по себе служит ручательством правдивости его показания; фраза эта, во-первых, так своеобразна, во-вторых, так подходит к обстоятельствам, что сомневаться нельзя; слушатели сразу чувствуют, что иначе нельзя было сказать, что именно это, этими именно словами и сказал говоривший. «Смотри, Егор,- заметил сосед крестьянину, высказавшему угрозу против своего отца,- отвага мед пьет, она же и кандалы трет».- «Не мешок с деньгами — не пропадешь»,- сказала баба мужику, который просил ее успокоить при свидании его жену (в рассказе потерпевшей о разговоре со свидетелем, который отрицал свою встречу с нею).

Крестьянин Сгибнев обвинялся в зверском истязании жены, умершей от побоев. Свидетельница-соседка передавала слова двух малолетних детей подсудимого: «Они говорили: сами видели; он матку бил сначала палочкой, потом веревочкой, потом полешкой». Председатель перебил свидетельницу: «Да что вы все так нежно говорите? Разве полено у него в руках меньше стало?» — «Да я, батюшка, так говорю, как дети говорили»,- ответила баба.

Мелочи вообще часто дают возможность с уверенностью судить об искренности свидетелей.

Допрашивается старичок-крестьянин, относящийся к суду с большим почтением; обращаясь к присутствию, он начинает словами: «Ваше превосходительство и господа мировые судьи» — и повторяет этот возглас много раз с видимым удовольствием и со степенной расстановкой. Но председатель вынужден остановить его: «Позвольте, свидетель, как же могли вы видеть драку, когда вы лежали на печке?» Мужичок сразу переменил тон и заговорил скороговоркой: «Да вишь ты, братец ты мой, с печи-то прямо в окно за угол видно; так мне, братец ты мой, и видно. » — Так не лгут.

4. Неопределенность фактов, передаваемых свидетелем, не есть доказательство неточности его показания.

Свидетель говорит: подсудимый подбивал меня на этот поджог. Стороны накидываются на него с вопросами: что же сказал подсудимый? что именно сказал? точно ли вы помните его выражение? Повторите его подлинные слова, это крайне важно для суда, и т. д. Прокурор во что бы то ни стало хочет заставить его сказать: подсудимый говорил: пойди, подожги; защитник готов признать все другое, только бы свидетель удостоверил, что подсудимый не сказал: пойди, подожги. Как будто не знают они, что так не бывает, что, сговариваясь на убийство, люди не называют этого слова, потому что слишком хорошо его понимают, слишком знают, что оно постоянно у каждого в голове и всякий намек будет для каждого прежде всего намеком на убийство. Сегодня, что ли? — Сегодня нельзя: жильцы будут дома.- Топор-то взял? — Зачем топор? Веревка есть.- Хоть стара, а сильная, и т. п. Грубые, прямые выражения употребляются тогда, когда еще о преступлении говорится полушутя, как о предположении, более или менее отдаленном; когда надо завлечь новичка, привычные люди говорят: дело и понимают друг друга.

5. Косвенное указание на факт может быть более убедительно, чем прямое его удостоверение; оно может даже быть доказательством не только справедливости сообщаемого факта, но и его общеизвестности. Геродот описывает прорытие Ксерксом канала через перешеек у горы Атоса, и Ювенал смеется над этим; Фукидид упоминает мимоходом о местности, «где еще можно видеть некоторые остатки канала», и этими словами выражает больше, чем сделал бы, сказав, что вполне верит рассказу Геродота (Уэтли).

Товарищ прокурора спросил:

— Не предостерегали ли вы хозяина от Данилова?

Этот ответ убедительнее всякого другого.

Двое деревенских парней, Максимов и Матвеев, убили и ограбили старика-эстонца; первый сознался в убийстве, второй отрицал свое соучастие. На судебном следствии было установлено, что при первом опросе Максимова урядником, как только обнаружилось убийство, он также отрицал свою виновность; урядник оставил его на свободе; в ту же ночь Максимов со своим братом пошел в соседнюю деревню, где жил Матвеев, и виделся с ним. На суде брат Максимова показал, что они ходили к Матвееву совет держать — сознаваться или нет. Этот свидетель не назвал Матвеева убийцей и не говорил о его виновности, но факт, им удостоверенный, вполне изобличил виновного: если бы Матвеев не участвовал в убийстве, совещание Максимова с ним не имело бы смысла. Это — неопровержимое соображение. Если ясно высказать такой довод, на него нечего возразить. Наши судебные прения не доказывают, чтобы мы умели извлекать из подобных фактов все, что в них заключается.

К указанному правилу близко подходит следующее:

6. Ненамеренное не может быть лживым. Поэтому надо ловить те случаи, когда свидетель сказал больше того, что хотел сказать, и этим выдал то, о чем сам не догадался или что хотел скрыть. Следует при этом различать два случая: 1) когда, проговорившись, свидетель выдал свою оценку факта и 2) когда он выдал факт; в первом случае его слова подкрепляют однородные соображения оратора, во втором — они могут служить основанием к самостоятельным и иногда очень важным выводам. Ложь не может быть бессознательной; кто лжет, тот знает, что говорит неправду. Поэтому то, что свидетель высказал нечаянно, случайно, не может быть ложью; оно может быть ошибкой, но только добросовестной.

7. Упущение несомненного, хотя бы и существенного обстоятельства в показании свидетеля не есть признак его недобросовестности.

Человек, удостоверяющий известный факт и утверждающий, что был его очевидцем, говорит правду, или лжет, или просто заблуждается, но пробел в его показании может явиться и по другой причине: он мог просто не заметить факта, бывшего у него на глазах, а заметив, мог забыть о нем. Это слишком известно.

8. Совпадение в показаниях нескольких свидетелей, особенно если между ними есть друзья и враги подсудимого, создает полную нравственную достоверность факта.

Если бы даже каждый из этих свидетелей казался в высшей степени подозрительным, мы не можем допустить случайного совпадения их объяснений. Но если два свидетеля удостоверяют факт, а двое, трое, шестеро или, пожалуй, хоть целая сотня других повторяют то, что слышали от первых двух, то ясно, что на самом деле все прочие не дают никаких показаний. В деле бывшего околоточного надзирателя Буковского, застрелившего студента Гуданиса, перед судом прошло не менее двадцати человек, утверждавших, что Гуданис не раз грозил убить Буковского, не раз нападал на него из засады и что Буковский боялся встречи с ним. Между этими свидетелями были laudatores*(110), были и несомненно правдивые люди; но на вопрос, откуда это известно им, каждый рано или поздно должен был сказать: от Буковского. Многие из этих свидетелей и не подозревали, что, давая добросовестное показание, они удостоверяют под присягой ложные сведения. Заметим в подтверждение одного из предыдущих правил, что в этих ошибочных прямых показаниях в пользу подсудимого заключалась верная косвенная улика против него: жалобы Буковского на угрозы Гуданиса могли быть справедливы или лживы, но они неопровержимо доказывали то, чего не выражали прямо, а именно: что подсудимый был озлоблен против убитого; если жалобы были справедливы, озлобление было естественно и неизбежно; если нет, одно очевидно: клевещет только враг.

Вот пример другого порядка.

Трое свидетелей удостоверяли под присягой, что подсудимый был одним из участников разбоя; каждый решительно заявлял, что узнает его в лицо. Защитник сказал: первый свидетель смотрел на грабителя, держа перед собою свечу, не поднимал и не опускал ее; второй держал фонарь в опущенной руке и не поднимал его; третий видел грабителя на дворе дома в ноябрьский вечер; из этого надо заключить, что ни один из трех не мог рассмотреть лицо преступника. Если же Кузенталь действительно участвовал в разбое, могло ли случиться, что полиция, давно следившая за ним как за подозрительным человеком, идя по верному следу, не обнаружила бы ни одного из пяти его соучастников? Кузенталь был оправдан, несмотря на сильные улики.

Итак, количество свидетелей имеет значение только при равенстве прочих условий. Измените одно из них, и вывод может оказаться иной.

В 1840 году во Франции, в имении Chamblas, близ города Puys, был убит землевладелец Louis de Marcellange. Подозрения пали на его жену и тещу, живших отдельно от убитого, в давней вражде с ним, как на подстрекательниц и на их управляющего Бессона как на непосредственного убийцу. Некоторые из местных обывателей видели его с ружьем в руках в парке близ фермы, где было совершено убийство, на пути туда и обратно. Он отрицал это. Благодаря связям жены и тещи и их влиянию в округе следствие шло крайне медленно. Бессон был, однако, предан суду. Обе женщины бежали из Франции, но, по-видимому, издали поддерживали своего сообщника. На суд явилось множество новых свидетелей; все они решительно удостоверяли алиби подсудимого; определенных указаний на их недобросовестность в деле не было. Что можно было возразить против их показаний? Представитель семьи убитого молодой адвокат Du Вас сказал: «Приводите сюда еще новых свидетелей; пусть идут они отовсюду; каждому из них я отвечу теми же словами: отчего вы так долго молчали? Человека вели на плаху, и вы не подумали спасти его. Он был ваш друг. По дружбе и по человечеству вы обязаны были поднять голос за него, а вы молчали. Или вы не знали, что его обвиняют в убийстве? Нет, во всем городе только и было разговора об этом деле. Чем больше вас, тем непонятнее ваше молчание. Как? Вся округа знала о непричастности Бессона к преступлению, и его невинность оставалась тайной для властей в течение двух лет. Как могло случиться, что после ареста весь город не поднялся как один человек на его защиту, не сказал: этот человек не виновен; в то время, когда совершилось преступление, он был между нами. Нет, нет; такие алиби не остаются во мраке; они выясняются сами собой, с самого начала. » Смелая мысль? Чем более доказательств невиновности, тем очевиднее их несостоятельность. Такое соображение, конечно, подойдет не ко всякому делу; в этом процессе оно устраняло самые главные сомнения.

4.2. Показания свидетелей

К числу широко используемых средств доказывания относятся показания свидетелей. Под свидетельскими показаниями понимаются сообщения об известных свидетелю обстоятельствах, имеющих значение для дела (ст.63 ГПК).
Как отмечал профессор И.Я.Фойницкий, свидетель ценен своими личными наблюдениями события, которые и должны стать содержанием его показаний; в этом смысле он представляется незаменимым доказательством, отличаясь от экспертов, переводчиков, толмачей и проч., которые значимы
лишь своей профессией, могущей быть представленной многими лицами
440
одинакового для суда значения.
Свидетелем может быть любое лицо, которому изветны всякого рода обстоятельства, касающиеся дела.
Свидетель обязан явиться в суд в определенное время и дать правдивые показания об известных ему обстоятельствах. В случае невозможности прибытия по вызову суда свидетель обязан своевременно известить об этом
суд.

Свидетель имеет право давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться письменными записями, отказаться от дачи показаний в случаях, установленных законом, а также на компенсацию расходов, связанных с вызовом в суд.
За заведомо ложные показания или за отказ от дачи показаний по не предусмотренным законом основаниям свидетель несет уголовную ответственность, а за неисполнение других обязанностей ответственность, установленную законом (ст.50 ГПК).
От других участников процесса свидетель отличается следующими
особенностями:
1) свидетель — юридически не заинтересованное в исходе дела лицо. Граждане, у которых заинтересованность носит юридический характер, привлекаются в процесс как лица, участвующие в деле (например, в качестве истца, ответчика, третьего лица и т.д.). Иная (кроме юридической) заинтересованность гражданина в исходе дела не препятствует его допросу в суде в качестве свидетеля;
2) закон не устанавливает возраст, с достижением которого лицо может быть допрошено в суде в качестве свидетеля. При необходимости могут быть допрошены малолетние и несовершеннолетние свидетели (ст. 182 ГПК);
3) свидетель становится носителем сведений о фактах в результате стечения обстоятельств, либо непосредственно воспринимая события, являющиеся обстоятельствами данного дела, либо получения сведения о них от других лиц. Не являются поэтому доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности (ст.63 ГПК);
4) на свидетеля возлагаются две основные обязанности — явиться в суд в назначенное время и дать правдивые показания по известным ему обстоятельствам дела.
Гражданское процессуальное законодательство устанавливает ограничения, препятствующие вызову и допросу определенных лиц в качестве свидетелей. Данное ограничение использования свидетельских показаний именуется свидетельским иммунитетом.
Иммунитет свидетеля — это предоставляемое свидетелю право отказаться от дачи показаний в силу родственных отношений или служебных обязанностей.
Необходимость введения свидетельского иммунитета определяется его социальным назначением как средством обеспечения уважительного отношения к личности, охраной ее личной жизни и процессуальной значимости, а именно: расширение процессуальных прав свидетеля, совершенствование его правового статуса, предупреждение лжесвидетельства, укрепление нравственных основ гражданского судопроизводства.
В зависимости от объема показаний иммунитет можно подразделить на полный и частичный. Полное право отказа означает, что свидетель полностью может отказаться от дачи показаний по существу дела (например, иммунитет родственников). При частичном освобождении от дачи показаний свидетель может лишь по отдельным вопросам отказаться от свидетельства (например, по вопросам, составляющим тайну).
Таким образом, основаниями свидетельского иммунитета могут быть родство и служебное положение гражданина.
В соответствии со ст.63 Конституции Украины вправе отказаться от дачи свидетельских показаний в суде: 1) гражданин против самого себя; 2) супруг против супруга; 3) дети против родителей и родители против детей; 4) братья и сестры друг против друга; 5) дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки, бабушки.
Данное положение дублирует ст. 52 ГПК, которая закрепляет, что физическое лицо имеет право отказаться давать показания в отношении себя, членов семьи или близких родственников (муж, жена, отец, мать, отчим, мачеха, сын, дочь, пасынок, падчерица, брат, сестра, дед, бабка, внук, внучка, усыновитель или усыновленный, опекун или попечитель, лицо, над которым установлены опека или попечительство, член семьи или близкий родственник этих лиц). Лицо, отказывающееся давать показания, обязано сообщить причины отказа.
Анализируя вышеизложенное, следует согласиться с законодателем, что чисто формальное применение закона не всегда отвечало бы истинным целям правосудия и именно поэтому в гражданском судопроиводстве допустимо и необходимо применение норм нравственности.
Следовательно, в основе основания освобождения от свидетельства лежит принцип свободы от самообвинения из соображений этического характера. Но этим ограничиваться не следует. Такая ситуация возможна, но не типична для гражданского судопроизводства, направленного прежде всего на защиту имущественных, а также некоторых неимущественных прав и законных интересов граждан. Поэтому родственный иммунитет должен распространяться на все сведения, которые могут принести имущественный вред свидетелю или его близким родственникам, а также повлечь уголовную ответственность для названных лиц.
Свидетельские показания не однородны. Они включают сведения общего характера (о личности свидетеля, других участников процесса. об отношении к лицам, участвующим в деле, и т.п.) и информацию о фактах. Поскольку сведения общего характера не могут причинить ущерба свидетелю или его близким родственникам, поскольку иммунитет на них распространять не следует. Привилегию от свидетельства должна получить только специальная часть показаний441.
Служебный иммунитет может быть основан на занимаемой должности и служебном содержании информации.

Согласно ст.51 ГПК не подлежат допросу в качестве свидетелей:
1) недееспособные физические лица, а также лица, состоящие на учете или находящиеся на лечении в психиатрическом лечебном учреждении и не способные из-за своих физических или психических недостатков правильно восприниматьобстоятельства, имеющие значение для дела, или давать показания (п.1 ч.1 ст.51 ГПК).
Целью запрещения допроса данной группы лиц является обеспечение достоверности свидетельских показаний. Основанием запрещения допроса является неспособность данных лиц к свидетельству в целом или в отношении конкретных обстоятельств;
2) лица, которые по закону обязаны хранить в тайне сведения, которые были доверены им в связи с их служебным или профессиональным положением, — о таких сведениях.
Так, Закон Украины «О государственной найне» закрепил, что гражданин, которому предоставлен допуск к государственной тайне, обязан не допускать разглашения любым способом государственной тайны, которая ему доверенна или стала известной в связи с выполнением служебных обязанностей (ст.28 Закона). При этом, под государственной тайной понимается вид тайной информации, которая охватывает сведения в сфере обороны, экономики, науки и техники, внешних отношений, государственной безопасности и охраны правопорядка, разглашение которой может нанести вред национальной безопасности Украины и которая признаны в порядке, установленном данным Законом, государственной тайной и подлежит охране государством (ст.1 Закона).
Согласно ст.5 Закона Украины «О нотариате», нотариус обязан хранить в тайне сведения, полученные им в связи с совершением нотариальных действий.
Закона Украины «Об адвокатуре» обязывает адвоката хранить адвокатскую тайну. Предметом адвокатской тайны являются вопросы, по которым гражданин или юридическое лицо обращались к адвокату, суть консультаций, советов, разъяснений и других сведений, полученных адвокатом при осуществлении своих профессиональных обязанностей (ст.9 Закона)442.
Согласно ст.228 Семейного кодекса Украины, лица, которым в связи с исполнением служебных обязанностей доступна информация по усыновлению (взятие лиц, желающих усыновить ребенка, на учет, поиск ими ребенка для усыновления, подача заявления об усыновлении, рассмотрение дела об усыновлении, осуществление надзора за соблюдением прав усыновленного ребенка и т.п.), обязаны не разглашать ее, в частности и тогда, когда усыновление для самого ребенка не является тайным.

Правила использования сведений, которые касаются врачебной тайны (информации о пациенте), устанавливаются ст. 40 Основ законодательства
Украины о здравоохранении и ч.3 ст. 46 Закона Украины «Об информации». В соответствии со ст. 40 Основ законодательства Украины о здравоохранении, медицинские работники и другие лица, которым в связи с выполнением профессиональных или служебных обязанностей стало известно о болезни, медицинском обследовании, осмотре и их результатах, интимной и семейной сторонах жизни гражданина, не имеют право разглашать эти сведения. Кроме того, обязанность относительно сохранения врачебной тайны предусмотрена и Клятвой врача, утвержденной Указом Президента Украины №349 от 15 июня 1992 г.443;
3) священнослужители — о сведениях, полученных ими на исповеди верующих (ст.3 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях»). При этом следует учитывать, что помимо гражданско-процессуального закона, представляющего священнослужителю право отказаться от дачи свидетельских показаний по обстоятельствам, ставшим известными ему на исповеди гражданина, священнослужитель руководствуется и каноническим правом, которое запрещает ему предавать огласке сведения, ставшие известными ему на исповеди.
Следует отметить некоторые особенноси данного иммунитета: 1) не допускается допрос священнослужителей по вопросам, связанным с исповедью, безотносительно к их принадлежности к тому или иному религиозному объединению; 2) целью введения запрета на допрос священнослужителей является защита прав не религиозных организаций, а граждан, исповедующих религию; 3) государственная регистрация является условием наделения религиозной организации статусом юридического лица. Однако, организация, не имеющая или утратившая статус юридического лица, не теряет признака религиозной, т.е. организации, в рамках которой граждане исповедуют религию.
Вместе с тем, изложенные выше положения не означают, что священнослужитель вообще не может быть вызван на допрос;
4) профессиональные судьи, народные заседатель и присяжные — об обстоятельствах обсуждения в совещательной комнате вопросов, возникших при принятии решения или приговора.
Тайна совещания является одной из гарантий реализации принципа независимости судей при осуществлении правосудия, поскольку тем самым создаются условия, позволяющие исключить постороннее воздействие или давление на судей и обеспечивающие возможность без каких-либо опасений высказывать свое мнение по обсуждаемым вопросам.

Гражданское процессуальное законодательство «охраняет» лишь одну тайну собственно судопроизводства — тайну совещания судей. В остальном, рассмотрение дел осуществляется в соответствии с принципом гласности, сообразно которому разбирательство дел во всех судах открытое, за некоторым исключением, связанным с необходимостью сохранения государственной тайны, тайны усыновления и т.п.
Лица, имеющие дипломатический иммунитет, не могут быть допрошены в качестве свидетелей без их согласия, а представители дипломатических представительств — без согласия дипломатического представителя (ч.2 ст.51 ГПК).
Согласно п.1 ст. 44 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года, работников консульских учреждений могут вызвать как свидетелей в период ведения судебных или административных дел, и они не могут отказаться давать показания.
Если консульское должностное лицо отказывается давать показания, к нему не могут применяться средства принуждения или наказания. Компетентные органы государства пребывания, которым необходимы показания консульского должностного лица, не должны создавать препятствий при исполнении его служебных обязанностей. Указанные органы могут, если это возможно, получить показания по месту проживания этого лица, в помещении консульского учреждения или принять от нее письменное заявление.
Важной юридической гарантией в деятельности работников консульский учреждений является тот факт, что они не обязаны давать показания по вопросам, связанных с исполнением своих функций, или предоставлять официальную корреспонденцию и документы, которые касаются их функций. Они также не обязаны давать показания относительно разъяснения законодательства аккредитованного государства444.
Поэтому допрос указанных лиц производится лишь по их просьбе или с их согласия.
Лицо, которое ходатайствует о вызове свидетеля, обязано указать, какие обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, может подтвердить свидетель, и сообщить суду его имя, отчество, фамилию и место жительства (нахождения) или место работы (ст.136 ГПК). Все эти сведения нужны для правильного решения вопроса об относимости и допустимости показаний свидетелей и для обеспечения возможности вызова свидетеля в суд.
Виды свидетельских показаний. Свидетельские показания в зависимости от их содержания принято подразделить на три группы: а) сведения-информация; б) сведения, содержащие, кроме того, и суждения; в) показания сведущих свидетелей445.

Первую из указанных разновидностей — сведения-информацию обычно дают свидетели, не знакомые со сложившимися взаимоотношениями и правоотношениями спорящих сторон. Они, как правило, ограничиваются изложением какого-то одного или нескольких фактов, имеющих значение для правильного разрешения гражданского дела. Такие показания дают очевидцы, случайно узнавшие те или иные обстоятельства.
Второй вид показаний типичен для свидетелей, хорошо знакомых со сторонами либо с одной из них, знающих развитие спорных отношений. Нередко такие свидетели имеют фактическую заинтересованность в том или ином разрешении дела. Они, как правило, не ограничиваются рассказом о том конкретном факте, а излагают свои соображения, суждения и догадки, содержащие оценку спорной ситуации, дают характеристики конфликтующих людей. Отделить рассуждения таких лиц от собственно доказательственной информации не всегда просто. И хотя показания указанных свидетелей более полно описывают спорную ситуацию, фактическую сторону дела, при этом велика опасность искажения обстоятельств дела, подмены доказательств необъективной информацией.
Третий вид показаний получают от сведущих свидетелей, которые в силу профессиональных, специальных знаний способны не только сообщить суду информацию фактического характера, но и указать причины и последствия совершения конкретных обстоятельств (например, водитель может подробно и квалифицированно изложить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, очевидцем которого был). Сведущие свидетели близки по своей природе к специалистам.
В гражданском процессе четко просматриваются две противоположные тенденции в отношении свидетельских показаний. С одной стороны, заметно стремление как можно шире использовать в правосудии по гражданским делам данное средство доказывания, оно демократично, хорошо вписывается в устное состязательное судопроизводство. Достоверность свидетельских показаний можно проверить.
С другой стороны, одновременно проявляется и противоположная тенденция ограничения свидетельских показаний. В современном гражданском судопроизводстве приоритет явно отдается письменным доказательствам. По существующим правилам делопроизводства практически все юридически значимые факты подлежат документированию: документируются — регистрируются — факты гражданского состояния; большинство сделок; правонарушения и т.п.

разрешение дела в пользу присягнувшего .
Допрос свидетеля начинается с предложения суда рассказать все, что ему лично известно по данному делу, после чего первым задает вопросы лицо, по заявлению которого вызван свидетель, а затем другие лица, участвующие в деле.
Судьи вправе выяснить суть ответа свидетеля на вопросы лиц, участвующих в деле, а также задавать вопросы свидетеля по окончании его допроса лицами, участвующими в деле.
Председательствующий вправе по заявлению лиц, участвующих в деле, снимать вопросы, заданные свидетелю, если они по содержанию оскорбляют честь или достоинство лица, являются наводящими или не касаются предмета рассмотрения.
Каждый допрошенный свидетель оставаться в зале судебного заседания до окончания разбирательства дела. Суд может разрешить допрошенным свидетелям оставить зал заседания до окончания разбирательства дела с согласия сторон.
Свидетель может быть допрошен повторно в том же или следующем заседании по его собственному заявлению, заявлению сторон и других лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. При исследовании других доказательств свидетелям могут задавать вопросы стороны, другие лица, участвующие в деле, суд (ст. 180 ГПК).
Таким образом, показания свидетеля состоят из четырех частей: 1) установление личности свидетеля, его отношение со сторонами; 2) предупреждение свидетеля об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний, за дачу заведомо ложных показаний; 3) показания в свободной форме о том, что свидетелю известно по делу; 4) постановка вопросов.
Суд может одновременно допросить свидетелей для выяснения причин расхождения в их показаниях (ч.12 ст. 180 ГПК). Другими словами речь идет о проведении очной ставки. Проведение очной ставки является правом, а не обязанностью суда.
Среди ученых нет единого взгляда на процессуальную природу очной ставки. Одни рассматривают очную ставку в качестве разновидности особой формы допроса свидетелей, другие определяют очную ставку самостоятельным процессуальным действием, отличающимся по свои целям, процессуальному порядку проведения.
По нашему мнению, очная ставка имеет много общих черт с допросом, но в отличие от него характеризуется целым рядом только одной ей присущих процессуальных, тактических и психологических особенностей. Во-первых, у очной ставки и допроса разные цели. Целью очной ставки является устранение существенных противоречий в уже данных ранее показаниях допрашиваемых, тогда как цель допроса — получение сведений о фактических обстоятельствах гражданского дела. Во-вторых, предмет допроса свидетелей значительно шире предмета очной ставки. Предмет очной ставки — устранение конкретного противоречия — касается лишь
небольшой части информации, полученной в ходе допроса от свидетелей. Предмет допроса обуславливается большим кругом предпосылок. В-третьих, вызванный на допрос свидетель дает показания в форме свободного рассказа. Данная форма неприемлема на очной ставке. Иные цели, условия и обстановка очной ставки исключает возможность применения в процессе ее производства общей формы свободного рассказа. На очной ставке свободный рассказ находит проявление только в связи с ответом допрашиваемого на конкретно поставленный ему вопрос. В-четвертых, очная ставка является средством не только проверки имеющихся доказательств, но и получения новых.
Наряду с установлением истины по спорным обстоятельствам в ходе очной ставки могут быть разрешены следующие конкретные задачи: 1) преодоление добросовестного заблуждения допрашиваемого; 2) разоблачение лжи одного из допрашиваемых; 3) разоблачение самооговора или оговора одного допрашиваемого другим; 4) проверка собранных по делу доказательств; 5) получение новых доказательств; 6) выяснение причин происхождения существенных противоречий.
Следовательно, очную ставку следует отнести к самостоятельному процессуальному действию. Правильное понимание сущности очной ставки, тщательный психологический анализ лиц, принимающих в ней участие, продуманное и направленное воздействие суда — все это способно значительно повысить результативность данного судебного (процессуального) действия в гражданском судопроизводстве Украины.
Свидетель, давая показания, может пользоваться записями в тех случаях, если его показания связаны с какими-либо вычислениями и другими данными, которые трудно удержать в памяти. Эти записи предъявляются суду и лицам, участвующим в деле, и могут быть приобщены к делу по определению суда (ст. 181 ГПК).
Допрос малолетних свидетелей и, по усмотрению суда, несовершеннолетних свидетелей производится в присутствии педагога или родителей, усыновителей, опекунов, попечителей, если они не заинтересованы в деле.
Свидетелям, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, председательствующий разъясняет обязанность о необходимости дать правдивые показания, не предупреждая об ответственности за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания, и не приводит к присяге.
В исключительных случаях, когда это необходимо для объективного выяснения обстоятельств дела, на время допроса лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста, из зала судебного заседания по определению суда могут быть удалено то или иное лицо, участвующее в деле. После возвращения этого лица в зал судебного заседания председательствующий сообщает ему о показаниях этого свидетеля и предоставляет возможность задать ему вопросы.
Свидетель, не достигший шестнадцатилетнего возраста, по окончании его допроса удаляется из зала судебного заседания, кроме случаев, когда суд признал необходимым присутствие этого свидетеля в зале судебного заседания (ст.182 ГПК).
Согласно ст. 183 ГПК показания свидетелей оглашаются в судебном заседении:
— собранные по судебным поручениям в порядке обеспечения доказательств во время допроса их по месту жительства;
— данные ими в судебном заседании, в котором было принято отмененное решение, если участие этих свидетелей в новом судебном заседании невозможно.
Закон устанавливает обязательную устную форму свидетельских показаний. Это обеспечивает непосредственность их восприятия, дает возможность суду путем вопросов получить от свидетеля наиболее полные сведения, правильно оценить, насколько показания свидетеля правдивы и достоверны.
Оценка свидетельских показаний. Суд должен дать оценку показаний свидетелей как со стороны истца, так и со стороны ответчика, проверить их в совокупности с другими представленными доказательствами по делу и на основе изложенного сделать достоверный вывод. Выводы суда о достоверности доказательств складываются на протяжении всего процесса судебного доказывания.
Оценка доказательств — завершающая стадия процесса доказывания, где суд на основе собранных доказательств подводит общий итог о их достоверности и достаточности. Оценивая каждое доказательство в отдельности, необходимо учитывать их особенности, ибо «такая тщательная проверка и правильная оценка каждого доказательства с учетом
особенностей. может обеспечить правильность и обоснованность выводов
449
по делу» .
Предметом свидетельского показания обыкновенно могут быть не только обстоятельства внешние, материальные, наблюдавшиеся свидетелем, но также обстоятельства внутренние, каковы различные душевные движения — симпатии и антипатии, гнев и любовь, испуг, волнение,экстаз и т.п. Но так как свидетель призывается к передаче суду лично известных ему обстоятельств, а не своих суждений и мнений о них, то от него правильнее требовать, чтобы показание его о нематериальных обстоятельств подкреплялось приведением обстоятельств материальных, составляющих признаки и проявление первых, так, чтобы сам суд имел почву для оценки правильности показания свидетеля об обстоятельствах нематеальных450.

Следовательно, предметом допроса свидетелей является установление достоверных сведений о сущности расследуемого события, об обстоятельствах, находящихся в причинных связях с этим событием, получение сведений, позволяющих проверить и оценить имеющиеся доказательства и обнаружить источники новых доказательств.
Содержанием свидетельских показаний могут быть как сведения о фактических данных, так и оценочные суждения. Оценочные суждения неизбежно возникают при характеристике свидетелем отдельных психических качеств личности истца и ответчика. При этом нередко проявляются личностно-установочная позиция свидетелей, его социально-перцептивные стереотипы.
Доказательственную силу имеют лишь сообщения свидетеля о фактах. Однако факты воспроизводятся в форме суждений и умозаключений. Представление очевидцев о воспринятом событии всегда уже подлинных обстоятельств, которые имеют существенное значение для рассматриваемого дела.
Подлинная обстановка исследуемых событий воссоздается судом на основе анализа ряда показаний, снятия с них возможных субъективных наслоений. Только знание судьей (судом) психологической природы образных представлений, факторов, влияющих на их личностную реконструкцию, позволяет ему дать свидетельским показаниям адекватную оценку.
С учетом позиции свидетеля и его отношения к выполнению свидетельских обязанностей юридическая теория и практика выделяют различные категории свидетелей: заинтересованных в деле и незаинтересованных, добросовестных и недобросовестных, — а даваемые ими показания квалифицируют как ложные или правдивые.
Однако приведенное деление свидетелей на заинтересованных и незаинтересованных и тем более на добросовестных и недобросовестных имеет сугубо предварительный и ориентировочный характер. Более обоснованным это становится на завершающих стадиях процесса при заключительной оценке всей совокупности собранных по делу доказательств. А в ходе исследования такой подход к свидетелям и их показаниям чреват отрицательными последствиями, проявлением «предвзятости, тенденциозности, необъективности»451.
Для более детального уяснения различий между истинным, ошибочным и ложным высказыванием в литературе по судебной психологии рекомендуется каждое показание рассматривать по меньшей мере с пяти позиций: а) был ли в действительности описываемый в показаниях факт, или его не было; б) знает или не знает допрашиваемый о существовании (несуществовании) этого факта; в) соответствует или не соответствует его высказывание знанию (незнанию) этого факта; г) оценивается ли в свете всего предыдущего это высказывание как истинное или неистинное; д) квалифицируется ли оно при этом как искреннее или неискреннее, т.е.
452

ложное .
Таким образом, при рассмотрении надежности свидетельских показаний необходимо различать две группы вопросов, которые довольно легко смешиваются и подменяются друг другом.
Во-первых, это вопросы о правдивости или лживости показаний. Во-вторых, это вопросы об истинности или ошибочности показаний. Несовпадение понятий правды и лжи, с одной стороны, истины и заблуждения — с другой, очень важно учитывать в судебной практике для успешного получения правильной оценки и эффективного использования свидетельских показаний.
Судебная практика констатирует, что при исследовании свидетельских показаний в судебном заседании следует установить связь между показаниями свидетелей, объяснениями сторон и спорным правоотношением. Закон также не допускает основываться в решении на противоречивых показаниях свидетелей, поскольку в конечном итоге это отражается на истине при разрешении возникшего спора. Проводимые обобщения, обзоры судебной практики позволяют выявить недостатки и нарушения закона и принять соответствующие рекомендации по их ликвидации.
Для того, чтобы правильно определить достоверность свидетельских показаний, надо не только установить отношения свидетеля со сторонами и степень фактической заинтересованности их в исходе дела, но и «проверить достоверность показаний свидетелей в изучении условий восприятия фактов,
453
относительно которых свидетель рассказывает суду» .
Таким образом, в качестве доказательств можно использовать объективные, четкие, непротиворечивые показания свидетелей для установления истины по делу при вынесении законного и обоснованного решения. Для того, чтобы получить достоверные доказательства, необходимо соблюдать предусмотренные законом гарантии. Как подчеркивает С.В.Курылев «кроме общих гарантий надо неукоснительно использовать и специальные гарантии (правильный допрос свидетелей и т.д.)»454.
Следовательно, судам при рассмотрении гражданско-правовых споров следует широко использовать свидетельские показания. Анализ судебной практики позволяет сделать следующие рекомендации: 1) необходимо ликвидировать всякого рода противоречия в показаниях свидетелей; 2) допрашивать тех свидетелей, которые могут сообщить об относимых фактах, полученных из первоиточника; 3) отвергая те или иные показания, следует данный вывод аргументировать; 4) допрашивать в равной степени свидетелей как со стороны истца, так и со стороны ответчика; 5) оценивать свидетельские показания в совокупности с другими доказательствами.

Еще по теме: