Ст 35 ук рб

Соучастие без предварительного сговора

Устойчивость организованной груп-
1 Там же. — С. 69.

Глава 33. Расследование преступлений о нарушении авторских и смежных прав
пы характеризуется также наличием отлаженной схемы согласованности действий между ее участниками.
2. Профессионализм. Предполагает знание механизма совершаемого противоправного деяния, куда входит подготовка «кадров» для совершения преступления. Профессионализм предполагает «включение» в состав организованной группы большого количества людей, работающих в органах государственной власти и государственного управления, руководителей различных предприятий, работников банков, торговли и т.п.
Другой признак объективной стороны — особо крупный размер ущерба. Это — сумма, равная 250 000 руб. (приложение к ст. 146 УК РФ).
Новый признак состава ч. 3 ст. 146 УК РФ — использование лицом своего служебного положения.
Во многих составах преступлений в УК РФ фигурирует формулировка «с использованием лицом своего служебного положения», а точнее «служебное положение»: ст. 37, 63, 128, 136-139, 141, 144, 149, 152, 159-160, 169, 170, 174, 175, 188, 204, 209-210, 221, 226, 229, 256, 258. 260, 272, 282, 294, 359. Однако законодатель иногда указывает иную формулу, например, в ст. 285 «служебные полномочия», в ст. 292 «служебный подлог».
В Уголовном кодексе РФ не дается легального определения понятия «использование служебного положения». «Использование служебного положения» может иметь место как со стороны работников государственных, так и негосударственных органов, работников муниципальных служб, в том числе в организации со смешанной формой собственности, работающих постоянно, временно и (или) по гражданско-правовому договору, но имеющие право распоряжаться объектами ИС. Не считаются имеющими доступ к произведениям, фонограммам и иным объектам ИС охранники, технические работники, непосредственно не имеющие отношения к объектам ИС.
Подробно вопрос об «использовании служебного положения» освещен в Постановлении Пле-^ нума ВС СССР от 30 марта 1990 г. № 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» в ред. пост. Пленума ВС РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»1.
В Примечании к ст. 146 УК РФ законодатель разграничивает крупный (свыше 50 000 руб.) и особо крупный (250 000 руб.) размер, но не ущерба, а «стоимости экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав».

Ст 35 ук рб

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

АР
И23 Иванцов, С. В. (Сергей Вячеславович).
Ответственность за создание преступной организации по
уголовному законодательству Республики Беларусь :
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук. Специальность 12.00.08 —
Уголовное право и криминология ; Уголовно-исполнительное
право /С. В. Иванцов ; Науч. рук. А. Я. Гришко ;
Юридический институт МВД России. -М.,2001. -22 с.-Библиогр.
: с. 24.5. ссылок
70,00 руб. Материал(ы):

    Ответственность за создание преступной организации по уголовному законодательству Республики Беларусь.
    Иванцов, С. В.

Иванцов, С. В.
Ответственность за создание преступной организации по уголовному законодательству Республики Беларусь : Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В течение последних лет Республикой Беларусь и Российской Федерацией сделан исторический шаг на пути единения двух славянских народов. Осознавая потребность выхода на новый этап интеграции на рубеже столетий, Республика Беларусь и Российская Федерация вступают в XXI век как союзные государства, что наиболее полно отвечает жизненным интересам народов двух суверенных государств, обеспечивает условия для поступательного социально-экономического развития двух государств. Союз Беларуси и России стал важным этапом интеграции, на котором закладываются и сближаются национальные законодательства.

Участники Союза в числе первоочередных задач предусмотрели развитие его нормативной правовой базы в области правоохранительной деятельности и сближение законодательств, которые должны отвечать современным требованиям, предъявляемым ко всем сферам правового регулирования. Прежде всего, это касается сферы, борьбы с организованной преступностью. Актуальность борьбы с этой формой преступной деятельности обусловлена объективными обстоятельствами. Статистические данные свидетельствуют о том, что преступная активность такого рода в значительной части выражается в посягательствах организованных преступных групп, создании преступных сообществ (преступных организаций). Усложнение социальной практики приводит к возрастанию роли организованных, преступных формировании в структуре преступности в целом. По словам Шеслера А.В., на этом фоне происходит консолидация преступной среды, увеличивается количество устойчивых и сплоченных преступных групп, которые активно внедряются во все сферы жизни общества, осваивают новые экономические отношения, криминализируют современный социум, создают негативную социальную среду деятельности личности, слабо подверженную влиянию позитивной нормальной системы и позитивной системы социального контроля.

Число организованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), осуществляющих преступную деятельность, по данным МВД России, за период с 1990 по 1998 годы увеличилось почти в 16 раз (с 785 до 12,5 тыс.), а число участников этих формирований возросло в 5 раз (с 15 тыс. в 1991 г . до 75 тыс. человек в 1998 г .). Количество преступлений, совершенных организованными группами (из числа расследованных уголовных дел), за этот период увеличилось более чем в 8 раз (с 3515 до 28588). По данным МВД РФ, в 2000 году количество лиц, совершивших преступления в составе организованной группы, в том числе и преступного сообщества (преступной организации), составило 3645 человек (прирост – 9,6%; удельный вес — 8,6%).

Отрицательная динамика и у криминологической характеристики преступности в Беларуси. За период с 1986 по 1998 гг. общее число зарегистрированных преступлений в республике увеличилось в 2,6 раза (с 54 тыс. 326 до 122 тыс. 858). При этом темпы роста преступлений в 90-е годы в 2 раза выше, чем за предыдущее десятилетие.

В 1998 — 1999 гг. Комитетом по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при МВД Республики Беларусь было расследовано 656 преступлений, связанных с организованными формированиями преступной деятельности, по которым к уголовной ответственности привлечено 463 человека.

Актуальными для Беларуси становятся действия преступных организаций, создаваемых на этнической основе, — чеченцы, курды и др. численностью от 10 до 250 человек. Объектами их преступной деятельности являются распространение наркотиков, вымогательство и грабежи на автомобильных дорогах. В 1997 году была пресечена деятельность трех преступных организаций, занимавшихся рэкетом, грабежом на автомобильных дорогах: операция «Западня» на трассе Вилейка- Минск — задержаны 7 человек, белорусско-польско-чеченская группа из 12 человек, белорусско-украинская из — 11 человек.

Одной из особенностей качественных характеристик преступности в Беларуси является существенный рост степени ее организованности и мафиозности.

Высокий уровень организованности преступных сообществ (преступных организаций), их преступный профессионализм, направленность корыстных устремлений в сферу финансов, теневого бизнеса вызывает острую озабоченность как в России, так и в Беларуси. Успешно противодействовать такой экспансии возможно только при наличии хорошо скоординированной деятельности правоохранительных органов, основанной на надежной правовой базе.

В этой связи требуется значительное повышение качественного уровня работы правоохранительных органов государств-участников Союза, направленной на разработку рекомендаций по сближению национальных правовых систем; выработка согласованных предложений по эффективному обеспечению сближения уголовных законодательств Беларуси и России; улучшение сотрудничества в области унификации по вопросам более эффективного совместного противодействия преступным сообществам (преступным организациям).

Договором о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 г ., Программой Союза Беларуси и России «Борьба с различными формами организованной преступности на территории государств-участников Союза Беларуси и России на период до 2000 года», утвержденной решением Высшего Совета Союза Беларуси и России от 22 января 1998 года; Концепцией национальной безопасности Союза Беларуси и России, утвержденной решением Высшего Союза Беларуси и

России от 28 апреля 1999 г .; Программой действий Российской Федерации и Республики Беларусь по реализации положений Договора о создании Союзного государства, подписанной президентами Российской Федерации и Республики Беларусь 8 декабря 1999 г .; решением Объединенной коллегии министерств внутренних дел государств-участников Союза Беларуси и России, состоявшейся 23 апреля 1999 г ., сближение национальных законодательств, совершенствование содружества в правоохранительной деятельности определены как одно из основных условий формирования единого правового поля для эффективного взаимодействия органов внутренних дел.

Унификация законодательств государств-участников Союза должна иметь своей целью выработку таких правовых норм борьбы с организованными преступными формированиями, которые бы явились эффективным средством, не позволяющим их организаторам и участникам избежать ответственности. Они должны быть достаточно единообразными в правовых системах двух государств. В такой ситуации преступники не смогут выбирать для своей деятельности государство по принципу наименьшего риска или максимально возможной прибыли. Установление унифицированных уголовно-правовых норм в указанной сфере борьбы с преступностью будет способствовать формированию единой судебной практики, касающейся квалификации деяний, связанных с созданием преступного сообщества (преступной организации).

Приведенный выше анализ криминальной ситуации в России и Беларуси свидетельствует о такой необходимости.

В 1999 году в Республике Беларусь был принят Уголовный кодекс, вступивший в законную силу с 1 января 2001 года. В Кодексе получили закрепление не только норма, устанавливающая ответственность за создание преступной организации либо участие в ней (ст. 285 УК), но и норма, устанавливающая ответственность за принуждение лица к участию в преступной деятельности (ст. 288 УК). Последняя отсутствует в УК РФ.

Следует также отметить, что в отличие от УК РФ в УК РБ содержится целый ряд других норм, непосредственно способствующих противодействию созданию преступной организации. Среди них: понятие преступной организации (ст. 19 УК РБ); освобождение от уголовной ответственности лица, которое, выполняя в соответствии с действующим законодательством специальное задание по предупреждению или раскрытию преступления и действуя с другими его участниками, вынужденно совершит преступление, не являющееся тяжким или особо тяжким (ст. 38 УК РБ); в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления этот факт является обстоятельством, смягчающим ответственность (п. 9 ч. 1 ст. 63 УК РБ); введение уголовной ответственности за действия по организации пре-

ступной группировки в местах лишения свободы (ст. 410 УК РБ) и др.

Указанные новые институты, введенные в УК РБ, в плане возможностей их интеграции в УК РФ или иное законодательство Союза требуют своего глубокого теоретического изучения и исторического осознания. Это обусловливается не только новизной норм УК РБ, но и спорностью определения отдельных понятий, относящихся к теме исследования: «преступная организация», «создание», «участник», «организатор», «объединение» и др.

Введение, в уголовное законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации новой формы соучастия — «преступная организация» (ст. 19 УК РБ), «преступное сообщество (преступная организация)» (ч. 4 ст., 35 УК РФ) обусловливают необходимость их уголовно-правового анализа в рамках института соучастия в целом, систематическом, историческом и прикладном аспектах, в частности.

Проблеме соучастия в преступлении в научной литературе уделялось значительное внимание: ею занимались такие видные ученые, как Ф. Г. Бурчак, П. И. Гришаев, Г. А. Кригер, М. И. Ковалев, П. Ф. Тельнов, А. Н. Трайнин и др. Однако качественные изменения преступности, распространение ее организованных форм неизбежно продолжает привлекать внимание уголовно-правовой теории. Это в первую очередь касается такого уголовно-правового института как соучастие в организованных преступных объединениях, характеризующихся наивысшей степенью устойчивости и сплоченности.

Следует отметить, что проблема изучения преступного сообщества (преступной организации) получила свое развитие в трудах российских ученых: Н. И. Ветрова, И. М. Гальперина, Л. Д. Гаухмана, А. И. Гурова, А. И. Долговой, С. В. Максимова, Г. М. Миньковского, В. А. Номоконова, В. С. Овчинского, Э. Ф. Побегайло и др. Начало ее изучению положено и белорусскими учеными: И. И. Басецким, О. А. Безлюдовым, С. Е. Данилюком, Н. А. Леченченко, Э. Ф. Мичулией, В. В. Морозом, А. А. Шардаковым и др.

Однако новеллы, имеющие место в белорусском уголовном законодательстве, создание новой политической ситуации — образование Союза Беларуси и России», необходимость образования единого правового пространства государств-участников Союза, усиление организованности преступников актуализируют проблему исследования в плане унификации уголовного законодательства указанных государств в сфере противодействия созданию преступных сообществ (преступных организаций).

Среди вопросов, нуждающихся в первоочередном правовом регулировании законодательными актами Союзного государства, в приоритетном порядке должны рассматриваться вопросы выполнения мероприятий, обеспечивающих правовой фундамент борьбы с организованной преступностью.

Изложенное обусловливает актуальность, теоретическую и практическую значимость проблемы уголовной ответственности за создание преступной организации либо участие в ней и необходимость ее исследования на диссертационном уровне, прежде всего в уголовно-правовом аспекте.

Цель и задачи исследования: комплексный теоретико-прикладной анализ состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РБ «Создание преступной организации либо участие в ней», и обоснование путей унификации уголовного законодательства государств-участников Союза Беларуси и России по вопросам противодействия созданию преступных сообществ (преступных организаций). На достижение указанной цели направлены решения следующих взаимосвязанных задач:

— вскрыть в рамках историографического анализа научных публикаций, архивных и других документов Республики Беларусь тенденции в развитии института преступной организации и противодействия ей в разные историко-хронологические периоды, рассмотреть причины нарушения «связи времен» и обосновать периодизацию его исторического развития;

— выявить на основе сравнительно-исторического анализа уголовного законодательства государств-участников Союза «сквозные» категории применительно к теме диссертационного исследования, чтобы, поняв закономерности их выбора и содержательного наполнения, определить направление совершенствования уголовного и иных законодательств обоих государств в рассматриваемой сфере и нереализованный потенциал прошлого;

— осуществить анализ тенденции взаимной интеграции законодательств обеих республик в сфере противодействия созданию преступных сообществ (преступных организаций), чтобы создать правовое поле для определения перспектив правовых мер противодействия организованным преступным формированиям;

— выявить социально-юридическое содержание тех конкретных признаков, которые закреплены законодателем в ст. 19 и 285 УК РБ, и особенностей их учета в правоприменительной практике, определить общее и различное в ст. 19, 285 УК РБ и ст: 35, 210 УК РФ;

— обосновать пути унификации уголовных законодательств Беларуси и России в сфере противодействия созданию преступных сообществ (преступных организаций).

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие при деятельности по созданию преступной организации или участии в ней, как новые уголовно-правовые явления для законодательства одного из государств Союза — Республики Беларусь.

Предметом исследования является содержание норм УК, УПК, УИК Республики Беларусь и Российской Федерации, предусматрива-

ющих уголовную ответственность за создание преступной организации и участие в ней, законодательства по борьбе с организованной преступностью в Беларуси и России, правоприменительная практика, вопросы унификации уголовного законодательства в данной сфере.

Методология и методы исследования. Методологическую основу диссертационной работы составляют категории и принципы материалистической диалектики, и прежде всего аспекты философского учения о единстве общего и особенного, о взаимосвязи социально-политических и правовых явлений.

При написании работы автор опирался на Конституцию Республики Беларусь и Конституцию Российской Федерации; действовавшие ранее и действующие в настоящее время уголовное, уголовно-исполнительное и уголовно-процессуальное законодательства; международные акты по вопросам борьбы с организованной преступностью, Модельный уголовный кодекс стран СНГ; Договор о создании Союзного государства от 8 декабря 1999 года; Программу Союза Беларуси и России «Борьба с различными формами организованной преступности на территории государств-участников Союза Беларуси и России на период до 2000 года»; решение Объединенной коллегии министерств внутренних дел государств-участников Союза Беларуси и России от 23 апреля 1999 г ; Изучено значительное число научных источников, прежде всего в области уголовного права и криминологии.

В работе использовались исторический метод, метод моделирования, конкретно-социологические методы, методы анализа и синтеза, систематизации, обобщения. При проведении диссертационного исследования применяйся метод сравнительного государствоведения, его основные элементы: дескриптивный, эвристический, прогностический и др.

Эмпирическую основу исследования составили статистические данные Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией при МВД Республики Беларусь и МВД Российской Федерации; результаты социологических исследований белорусских и российских ученых. Соискателем по специально разработанной анкете (Приложение 1) было изучено 5 уголовных дел в Беларуси, возбужденных по ст. 74 2 УК Республики Беларусь 1960 г . (ст. 285 УК РБ 1999 г .) «Создание преступной организации или участие в ней», и 6 уголовных дел в России, возбужденных по ст. 210 УК Российской Федерации «Организация преступного сообщества (преступной организации)»; проинтервьюировано 70 следователей, прокуроров, судей и оперативных сотрудников МВД Республики Беларусь по вопросам: доказывания вины создателя преступной организации, критериев отграничения организованной преступной группы от преступной организации; предупреждения создания преступной организации (Приложение 2). При проведении исследований диссертантом была изучена личность участника преступной организации (Приложение 3).

Научная новизна исследования в целом определяется новыми Уголовным, Уголовно-исполнительным, Уголовно-процессуальным кодексами Республики Беларусь, вступившими в законную силу с 1 января 2001 года, отсутствием анализа в рамках сравнительного правоведения (государствоведения) института, являющегося предметом настоящего диссертационного исследования.

В УК РБ закреплена новая форма соучастия, неизвестная предыдущему уголовному закону как в Беларуси, так и в России — преступная организация. В Особенной части УК РБ имеется состав преступления — «Создание преступной организации либо участие в ней» (ст. 285 УК РБ), которой не было в УК РБ 1960 г . В диссертации предложены пути унификации приведенного состава преступлений и «смежных» с ним составов преступлений, имеющихся в УК РФ.

В работе уделено внимание упорядочению самого понятийного аппарата, что необходимо также для дальнейшего совершенствования законодательства в данной области, четкого его уяснения и применения правоохранительными органами. Автором раскрыты понятия, определения которых не получили какого-либо законодательного и иного нормативного закрепления, не разработанные или недостаточно разработанные в теории.

Положения, выносимые на защиту:

— понятие преступного сообщества (преступной организации): «Преступное сообщество (преступная организация) — объединение нескольких организованных групп или руководителей либо их представителей, связанных общими условиями постоянной преступной деятельности; это особый вид организованной группы — квалифицированная, особо устойчивая организованная группа»;

— правовые меры противодействия созданию преступных организаций в Республике Беларусь носят комплексный межотраслевой характер: соответствующие нормы предусмотрены в УК, УИК, УПК, Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» ( 1997 г .), Законе «О мерах борьбы с организованной преступностью и коррупцией» ( 1997 г .);

— периодизация истории развития института уголовной ответственности за создание преступной организации по законодательству Беларуси: I этап — период нахождения Беларуси в составе «Речи Посполитой» Великого Княжества Литовского; II этап -дореволюционный (вхождение в состав Российской империи и до октября 1917 года); III этап — советский; IV этап — после распада СССР до 2000 года; V этап — 2001 и последующие годы;

— субъектами преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285 УК РБ и ч. 3 ст. 210 УК РФ, могут быть должностные лица, занимающие соответствующие должности или выполняющие определенные функции не только в учреждениях Республики Беларусь и Российской Федерации, но и органах Союза;

— при унификации уголовного законодательства участников Союзного государства, совершенствовании норм Уголовного кодекса Российской Федерации (ст. 35, 210) на вооружение могут быть взяты соответствующие институты Уголовного кодекса Республики Беларусь.

1) установление ответственности за саму деятельность по созданию указанных преступных формирований;

2) определение цели их создания — осуществление преступной деятельности вообще, без ее конкретизации — совершение тяжких или особо тяжких преступлений;

3) освобождение от уголовной ответственности участника преступного сообщества (преступной организации), добровольно заявившего о его (ее) существовании и способствовавшего его (ее) изобличению;

4) освобождение от уголовной ответственности лица, пребывающего в преступном сообществе (преступной организации) по специальному заданию и вынужденного совершить преступление в соучастии.

Теоретическая значимость заключается в дальнейшем развитии соискателем учений о составе преступления и соучастии в преступлении: определение понятия новой формы соучастия — «преступная организация»; раскрытие ее содержания, признаков, характеризующих состав преступления — «Создание преступной организации либо участие в ней», видов соучастия.

Результаты работы дают возможность обобщить и углубить имеющиеся представления о применении ст. 285 УК РБ, обогатить сложившуюся совокупность юридических знаний о формах соучастия. В диссертации сформулированы предложения по унификации данного института в условиях единого правового пространства государств-участников Союза.

Практическая значимость работы выражается в том, что она позволяет точнее понять содержание институтов «преступное сообщество» — «преступная организация», выявить характерное и особенное, наметить конкретные меры по их унификации, единообразной практике применения в России и Беларуси. Кроме того, материалы диссертационного исследования могут использоваться при преподавании уголовного, уголовно-исполнительного права и криминологии в юридических учебных заведениях обеих республик.

Апробация результатов исследования проводилась на международных, всероссийских и межрегиональных научно-практических конференциях, состоявшихся в 1999-2000 гг. в Москве, Смоленске:

— Научно-практическая конференция (16-ноября 1998 г ., Смоленск) «Наркотизм и организованная преступность»;

— Межвузовский научно-практический семинар (6 апреля 2000 г ., Смоленск) «Проблемы профилактики преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов»;

— Международная научно-практическая конференция (19 октября 2000 г ., Смоленск) «Унификация законодательства, борьба с преступностью в условиях союзного государства»;

в учебном процессе — при проведении занятий по уголовному праву в Смоленском филиале Юридического института МВД России с курсантами и слушателями очной формы обучения и сотрудниками органов внутренних дел, обучающимися заочно. Научные статьи, опубликованные соискателем по теме диссертационного исследования, используются в учебном процессе образовательных учреждений высшей профессиональной подготовки МВД РФ, Минюста РФ и в Академии МВД Республики Беларусь.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, списка литературы, заключения и приложений. Общий объем диссертации — 152 с.

Во введении обосновывается выбор темы диссертационного исследования, ее актуальность; определяются цель, задачи, объект, предмет; раскрываются методология, научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования; формируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Понятие и историография уголовной ответственности за создание преступной организации либо участие в ней по законодательству Республики Беларусь» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «История белорусского уголовного законодательства об ответственности за создание преступной организации либо участие в ней» описывается история возникновения уголовной ответственности за создание преступной организации либо участие в ней с момента возникновения белорусской государственности и до наших дней.

Ретроспективный анализ развития форм соучастия и института уголовной ответственности за создание преступной организации по законодательству Беларуси позволяет выделить, основные этапы его развития.

I этап период нахождения Беларуси в составе Речи Посполитой и Великого княжества Литовского. Исходя из анализа соответствующих уголовно-правовых норм, можно сделать вывод, что законодатель того времени признает преступлением противоправное, виновное деяние, несущее в себе элемент общественной опасности и посягающее на феодальный общественный строй, правопорядок, собственность, личность, права и интересы частных лиц. На этом этапе

только еще возникает институт соучастия, закрепляется его понятие.

// этап — дореволюционный (вхождение в состав Российской империи и до октября 1917 года), характерен принятием в 1845 году Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (дано определение понятия создания преступного общества, предусмотрена уголовная ответственность за образование любого общества, созданного без соответствующей санкции) и Уголовного уложения 1903 года (выделение цели создания преступного сообщества — «учинение тяжкого преступления», возможность освобождения от наказания участников противозаконного сообщества).

Основные признаки, характеризующие преступное сообщество в законодательстве прошлого времени, сохранили актуальность и применительно к определениям организованной преступной деятельности, закрепленным в действующих законодательствах Республики Беларусь и Российской Федерации.

/// этап — советский. Начинается с послеоктябрьского ( 1917 г .) периода развития страны и продолжается до развала СССР. В 1928 году принимается Уголовный кодекс БССР. Его особенностью является установление уголовной ответственности за организационную деятельность, направленную на подготовку или совершение контрреволюционных преступлений.

IV этап после распада СССР и до 2000 года. Указанный этап характеризуется активной разработкой законодательства в сфере противодействия деятельности по созданию преступных организаций. Принят Закон РБ от 17 мая 1997 г . «О борьбе с организованной преступностью и коррупцией». В УК БССР внесены соответствующие дополнения. Наконец, в 1999 г . принимается весь Комплекс антикриминальных кодексов: Уголовный, Уголовно-исполнительный, Уголовно-процессуальный. В развитие Договора о создании Союза Республики Беларусь и Российской Федерации начинается разработка вопроса об унификации законодательства в сфере противодействия организованным преступным формированиям. Промежуточным итогом этой работы явилась Международная научно-практическая конференция «Унификация законодательства и борьба с преступностью в условиях Союзного государства», прошедшая 19 октября 2000 г . в городе-герое Смоленске.

V этап — 2001 и последующие годы. В этот период вступают в действие УК, УИК и УПК Республики Беларусь.

Во втором параграфе «Понятие преступной организации, ее место в институте соучастия» раскрывается понятийный аппарат, относящийся к преступной организации в уголовно-правовом аспекте.

Белорусские ученые » И. И. Басецкий, О. А. Безлюдов, Н. А. Леченченко под преступной организацией понимают объединение организованных преступных групп либо их организаторов (руководителей), иных участников для разработки или реализации мер по осуще-

ствлению преступной деятельности либо созданию условий для ее поддержания или развития. В аналогичной редакции данное определение закреплено в Законе Республики Беларусь «О мерах борьбы сорганизованной преступностью и коррупцией».

Некоторые белорусские авторы считают необходимым предусмотреть в УК РБ три коллективных субъекта организованной преступной деятельности: организованную группу, преступную организацию и преступное сообщество.

По мнению же диссертанта, этого делать не следует, хотя бы потому, что на практике невозможно разграничить преступную организацию и преступное сообщество. Проведенные автором исследования свидетельствуют, что практические работники как в Беларуси, так и в России испытывают наибольшие трудности при определении формы соучастия — «преступное сообщество (преступная организация)» -УК РФ, «преступная организация» — УК РБ: 85% опрошенных затрудняются в отграничении указанной формы соучастия от организованной группы.

Критический сравнительный анализ понятия преступного сообщества (преступной организации) по УК РФ и преступной организации по УК РБ позволяет сформулировать общее определение указанного преступного формирования: «Преступное сообщество (преступная организация) — объединение нескольких организованных групп, связанных общими условиями постоянной преступной деятельности, это особый вид организованной группы — квалифицированная, особо устойчивая организованная группа».

Параграф третий «Уголовная ответственность за создание преступной организации по законодательствам зарубежных стран» дает возможность провести сравнительно-правовой анализ норм, предусматривающих ответственность за создание преступной организации. Так, для уголовных кодексов ряда стран характерно установление ответственности за сам факт создания (по УК РБ — деятельности по созданию) преступной организации (преступного сообщества).

Критический сравнительно-правовой анализ уголовного законодательства приведенных зарубежных стран свидетельствует о следующем:

1) для уголовных кодексов всех указанных стран характерно установление ответственности за сам факт создания (по УК РБ — деятельности по созданию) преступной организации (преступного сообщества). Во многих странах (Россия, Франция, Испания, Республика Польша), как и в Беларуси, предусмотрена уголовная ответственность за участие (членство) в данной организации (сообществе). Такой признак объективной стороны, как «руководство», наряду с Белоруссией предусмотрен только в УК Российской Федерации;

2) ни один из приведенных уголовных кодексов, кроме России, не содержит такого обязательного признака субъективной стороны, как наличие цели — совершение тяжких или особо тяжких преступле-

ний. Во всех странах такая цель сформулирована в виде совершения преступления. УК Республики Беларусь предусматривает уголовную ответственность уже за саму цель создания преступной организации (ч. I ст. 285 УК РБ);

3) наличие квалифицирующих признаков присуще только законодательствам России (использование служебного положения) и Республики Беларусь (совершение преступления должностным лицом с использованием своих служебных полномочий);

4) наиболее строгие санкции за создание преступной организации (преступного сообщества) присущи УК РБ, из других стран — УК Российской Федерации;

5) в УК РБ в большей мере детально, чем в УК других из приводимых стран, описывается объективная сторона преступления — «создание преступной организации либо участие в ней». Законодатель Беларуси делает акцент на предупреждении преступления на более ранней стадии деяния — на стадии деятельности по созданию указанной организации;

6) особо следует акцентировать внимание на позитивистских началах в УК РБ при построении института уголовной ответственности участников преступной организации, на стимулировании последних к отказу от преступной деятельности. В Общей части Уголовного кодекса РБ выделена самостоятельная «Статья 20. Освобождение от уголовной ответственности участника преступной организации». Участник преступной организации (кроме организатора или руководителя), добровольно заявивший о существовании преступной организации и способствовавший ее изобличению, освобождается от уголовной ответственности за участие в преступной организации и совершение им в составе этой организации преступления, за исключением особо тяжких или тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье человека.

Из указанных стран данный институт известен только в УК Франции, где в соответствии со ст. 450-2 любое лицо, принявшее участие в преступном объединении (группе) или сговоре, освобождается от наказания, если оно, до привлечения к ответственности, раскроет эту группу или этот сговор и позволит установить других участников;

7) особого внимания заслуживает норма УК РБ, позволяющая освобождать от уголовной ответственности лицо, пребывающее среди участников преступления по специальному заданию: «Статья 38. Пребывание среди участников преступления по специальному заданию». Согласно данной статье не подлежит уголовной ответственности лицо, которое, выполняя в соответствии с действующим законодательством специальное задание по предупреждению или раскрытию преступления и действуя с другими его участниками, вынуждено совершать преступления. Исключением яв-

ляются случаи совершения им особо тяжкого или тяжкого преступления, связанного с посягательством на жизнь или здоровье человека».

Представляется, что отмеченные «преимущественные» стороны уголовного законодательства Республики Беларусь, касающиеся вопроса ответственности за создание организованных преступных формирований, могут быть взяты на вооружение другим участником Союзного государства — Российской Федерацией при проведении работы по унификации уголовного законодательства указанного государственного образования.

Во второй главе автор приводит уголовно-правовую характеристику состава преступления и создание преступной организации либо участие в ней (ст. 285 УК РБ).

Применительно к предмету настоящего диссертационного исследования состав преступления «Создание преступной организации либо участие в ней» будет иметь место при наличии признаков, описанных в ст.ст. 19, 285 УК РБ.

В первом параграфе «Объективные признаки» автор выделяет объект данного преступления.

Создание преступной организации либо участие в ней, как и любое другое преступление, посягает на определенный объект. Правильное определение объекта данного преступления позволяет установить границы именно этого преступления, отграничить создание преступной организации от других преступлений.

Характеризуя объект данного преступления, необходимо с особой тщательностью выяснить, какие конкретно отношения, ценности, составляющие общественную безопасность, нарушены, какой вред им причинен. К сожалению, ни в законодательном, ни в ином нормативном порядке понятие общественной безопасности, ее основ не закреплено. В законе Республики Беларусь «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь» закреплена система указанных органов, определены их задачи и т. д., но закон не дает определения самого понятия безопасности вообще и общественной безопасности в частности. Систематический анализ уголовных законодательств Беларуси и России, приведенных выше положений позволяет сделать основной вывод в отношении объектов состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РБ «Создание преступлений организацией либо участие в ней»: родовым объектом рассматриваемого состава преступления является общественная безопасность населения — раздел X УК РБ (по УК РФ — общественная безопасность и общественный порядок), видовым объектом — общественная безопасность, непосредственным объектом — основы общественной безопасности.

Говоря об объективных признаках, автор отмечает, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 285 УК РБ, выража-

ется в форме: 1) деятельности по созданию преступной организации либо 2) руководства такой организацией, 3) руководства входящими в него структурными подразделениями, 4) участия в преступной организации.

Под деятельностью по созданию преступной организации следует понимать определенный процесс, действия по образованию данного преступного формирования. Действия могут выражаться в сговоре, приискании участников, финансировании и т. п.

Деятельность по созданию преступной организации считается оконченным преступлением с момента ее начала, так как состав преступления, предусмотренный ст. 285 УК РБ, является усеченным и не требует наступления общественно опасных последствий.

Под руководством преступной организацией или входящими в нее структурными подразделениями представляется необходимым понимать принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией их преступной деятельности, так и с совершением ими конкретных преступлений.

Руководство преступной организацией может осуществляться в форме: а) управления участниками уже образованного преступного формирования; б) в распределении и перераспределении функциональных обязанностей между ними; в) в поддержании внутригрупповой дисциплины; г) в вовлечении в формирование новых членов; д) в предотвращении выхода из формирования отдельных участников; е) в установлении связей с должностными лицами.

В отличие от УК РФ УК РБ раскрывает объективную сторону деятельности участника преступной организации. Согласно ч. 2 ст. 19 УК РБ участие в преступной организации может выражаться: а) в принятии участия в ее деятельности либо б) в оказании содействия в разработке или реализации мер по осуществлению такой деятельности и.;и в) в создании условий для ее поддержания и развития.

Изучение уголовных дел, возбужденных по ст. 285 УК РБ, показало, что в абсолютном большинстве случаев (97,1%) объективная сторона деяний выражалась в форме активных действий.

Важное значение имеет способ создания преступной организации по УК РБ (в отличие от создания преступного сообщества [преступной организации] по УК РФ): не образуют данного состава преступления, если привлечение к участию в преступной организации (ч. 2 ст. 285 УК РБ) осуществляется по принуждению — под угрозой применения насилия к нему или его близким, уничтожения или повреждения их имущества, распространения клеветнических или оглашения иных сведений, которые они желают сохранить в тайне, с применением насилия либо уничтожения или повреждения имущества. Указанные деяния образуют самостоятельный состав преступления — «Принуждение лица к участию в преступной деятельности» (ст. 288 УК РБ).

Второй параграф — «Субъективные признаки». Субъектом преступления по ч. 1 и 2 ст. 285 УК РБ является физически вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, являющееся организатором (руководителем) преступной организации (п.. 4 ст. 19 УК РБ) или ее участником.

По УК РБ под содержанием «организатор» понимается деятельность по созданию, то есть до момента создания (оформления) преступной организации, после чего наступает уже руководство ею или входящими в нее структурными подразделениями. Это следует и из лексического толкования ч. 1 ст. 285 УК РБ. Лицо может приступить к руководству таким преступным формированием уже после его создания. Следует также отметить, что термины «организатор» и «руководитель» имеют и этимологическое различие, но с точки зрения уголовного права для квалификации преступления это значения не имеет. Не случайно законодатели в Беларуси и России применяют их как слова-синонимы.

УК РБ определяет еще одну форму преступной деятельности уже в составе преступной организации — участие в ней в любой иной форме (помимо деятельности по созданию преступной организации и руководства ею).

Изучение личности участника преступной организации, проведенное соискателем по материалам уголовных дел, показало, что ими являются лица в возрасте до 40 лет (98,5%); 58,3% до осуждения нигде не работали и не учились; 69,2% имеют общее среднее образование, 1.8,8% -среднее специальное; 43,9% имеют судимость. В составе преступной организации ими совершились преступления: вымогательство (ст. 208 УК РБ) — 40,9%; бандитизм (ст. 286 УК РБ) — 29,3%; захват заложника (ст. 291 УК РБ) — 16,4%; мошенничество (ст. 209 УК РБ) — 6,1%.

Часть 3 ст. 385 УК РБ предусматривает наличие специального субъекта — совершение деяний должностным лицом с использованием своих служебных полномочий.

При определении специального субъекта преступления — должностного лица, использующего свои служебные полномочия, следует исходить из того, что таковым необходимо считать, согласно позиции В. И. Динеки в отношении определения понятия должностного лица по российскому уголовному праву, гражданина Республики Беларусь, достигшего определенного возраста, занимающего определенную должность в государственных органах (органы власти и управления, судебная власть, прокуратура, правоохранительные органы, муниципального оборудования, вооруженные силы, воинские формирования), реализующего их полномочия на основе принципов законности путем реализации служебных, организационно-распорядительных, административно-хозяйственных, государственно-властных функций, в целях обеспечения прав и законных интересов граждан, общества, государства.

Таким образом, ст. 285 УК РБ предусматривает ответственность следующих субъектов преступной организации: организатора, руководителя, участника; должностного лица, использующего свои служебные полномочия.

Субъективная сторона преступления представляет собой психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления. Содержание субъективной стороны составляют такие юридические признаки, как вина, мотив, цель. Субъективная сторона преступления имеет важное юридическое значение: во-первых, отграничивает преступное поведение от непреступного, во-вторых, субъективная сторона преступления позволяет отграничивать друг от друга составы преступлений, сходные по объективным признакам, в-третьих, фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего.

Одной из важных составляющих субъективной стороны преступления является вина. По вопросу понятия вины в российской уголовно-правовой науке в течение ряда лет шли острые дискуссии. «Для того чтобы возникло преступное деяние, виновный должен стать в известное отношение к правовой норме, отношение, являющееся в виде посягательства на реальное бытие этой нормы», — писал Н. С. Таганцев.

У А. Н. Трайнина вина в уголовном праве выступает в двух качествах — элемента состава преступления и в качестве основания уголовной ответственности. Вина как элемент, в его трактовке, является родовым понятием двух форм вины — умысла и неосторожности. Вина им определяется как психическое отношение лица к преступному действию и его результату в форме умысла или неосторожности. Данная точка зрения на понятие вины поддерживается и большинством современных ученых.

Состав преступления, предусмотренный ст. 285 УК РБ, с субъективной стороны, характеризуется исключительно умышленной формой вины. При этом умысел может быть только прямым: лицо не только осознает характер совершенного деяния, но и желает его наступления — создания преступной организации; равно осуществление руководства ею или входящими в нее структурными подразделениями (ч. 1 ст. 285 УК РБ).

Отличительной чертой состава преступления, предусмотренного ст. 285 УК РБ, является наличие специфических целей: помимо создания преступной организации — разработка или реализация мер по осуществлению преступной деятельности либо созданию условий для ее поддержания и развития (ч. I ст. 19 УК РБ). Наличие цели является обязательным признаком рассматриваемого преступного деяния.

Однако наличие цели не отвечает потребностям практики. На это указывает большинство (85%) опрошенных практических работников.

Соискателю представляется, что решение этого вопроса возможно двумя путями: дать законодательное определение преступной деятельности или в качестве цели создания преступной организации назвать совершение преступлений вообще, без конкретизации их характера. Законодатель выделил уголовную ответственность за организацию преступной организации или участие в ней в самостоятельный состав преступления. В то же время, предусмотрев в ряде составов преступлений в качестве квалифицирующих признаков различные формы соучастия, законодатель не назвал в их числе преступную организацию. Представляется логичным данную форму соучастия предусмотреть в качестве особо квалифицирующего признака в ряде составов преступлений, отличающихся повышенной степенью общественной опасности (захват заложника, похищение человека, вымогательство, терроризм и др.). Сказанное относится как к УК РБ, так и к УК РФ.

Третья глава «Оптимизация мер противодействия созданию преступных сообществ, преступных организаций в государствах-участниках Союза Беларуси и России» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Правовое обеспечение противодействия созданию преступных сообществ (преступных организаций)» автор полагает, что одним из достоинств нового УК Беларуси применительно к предмету настоящего диссертационного исследования является то, что законодатель не ограничился установлением уголовной ответственности за создание преступной организации либо участие в ней. В уголовном законе предусмотрены нормы, направленные на «обслуживание» ст. 285 УК РБ. Их можно классифицировать по определенным группам: а) нормы, направленные на предупреждение создания преступной организации; б) нормы, обеспечивающие противодействие совершению преступлений преступными организациями; в) нормы, стимулирующие ликвидацию преступной организации.

Первую группу представляют нормы, закрепленные в ст. 288 УК РБ «Принуждение лица к участию в преступной деятельности».

К указанной группе норм, по мнению диссертанта, следует отнести также ст. 410 УК РБ — «Действия, дезорганизующие работу мест лишения свободы». В указанной статье наряду с признаками, характеризующими объективную сторону преступления (терроризирование осужденного с целью воспрепятствования его исправлению или месть за исполнение им общественной обязанности, нападение на представителя администрации), указывается и такой, как «организация преступной группировки либо активное участие в деятельности такой группировки, совершенные лицом, отбывающим наказание в виде лишения свободы».

К предупредительным нормам, носящим частно-превентивный характер, следует отнести ряд других норм УК РБ. Среди них — «Превентивный надзор за осужденными» (ст. 80) и «Профилактическое наблюдение за осужденными» (ст. 81).

Ряд профилактических норм, закрепленных в уголовном законе, получили свое продолжение в уголовно-исполнительном законодательстве Республики Беларусь. В отличие от УИК РФ, где аналогичные институты носят весьма общий, абстрактный характер, УИК РБ детально регламентирует вопросы профилактического наблюдения за отбыванием наказания (ст. 196 УИК РБ), порядка установления превентивного надзора (ст. 199 УИК РБ), порядка его осуществления (ст. 200 УИК РБ), обязанности осужденного, находящегося под превентивным надзором (ст. 201 УИК РБ), прекращения превентивного надзора (ст. 202 УИК РБ), ответственности за нарушение его правил (ст. 203 УИК РБ).

Своего внимания заслуживает вторая группа норм. В деле борьбы с преступными организациями значительное место принадлежит оперативно-розыскным мерам, к числу которых относится и оперативное внедрение (проникновение) сотрудников в организованные преступные группы и криминогенные объекты, предусмотренное ч. 1 ст.5 Закона Республики Беларусь «Об оперативно-розыскной деятельности» и ч. 1 ст. 14 Закона «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь».

Глава 6 УК Беларуси («Обстоятельства, исключающие преступность деяния») содержит важную новеллу, определяющую условия правомерности пребывания лица среди соучастников преступления. В соответствии со ст. 38 УК РБ: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое, выполняя в соответствии с действующим законодательством специальное задание по предупреждению или раскрытию преступления и действуя с другими его участниками, вынужденно совершит преступление.

Правила части первой настоящей статьи не применяются к лицу, совершившему особо тяжкое или тяжкое преступление, связанное с посягательством на жизнь или здоровье человека».

К третьей группе норм, стимулирующих ликвидацию преступной организации, следует отнести правовое установление, закрепленное в ст. 20 УК РБ. Согласно указанной статье участник преступной организации (кроме организатора или руководителя), добровольно заявивший о существовании преступной организации и способствовавший ее изобличению, освобождается от уголовной ответственности за участие в преступной организации и совершенные им в составе этой организации преступления, за исключением тяжких или особо тяжких преступлений, связанных с посягательством на жизнь или здоровье человека. Эту норму можно отнести к нормам, характеризующим в теории уголовного права институт позитивной ответственности. Включение ее в уголовный кодекс стимулирует лиц из числа участников (рядовых членов) преступной организации к выходу из ее состава, способствуя тем самым ее ликвидации.

К нормам, стимулирующим ликвидацию преступной организации, следует отнести и правовое установление, согласно которому совершение преступления при нарушении условий правомерности пребывания среди соучастников преступления по специальному заданию признается обстоятельством, смягчающим ответственность (п. 9 ст. 63 УК РБ).

Анализ правовых норм, противодействующих созданию преступной организации, позволяет сделать заключение, что правовые меры противодействия созданию преступных организаций, борьбы с ними в Беларуси носят комплексный межотраслевой характер: соответствующие нормы предусмотрены в УК, УПК, УИК РБ, Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» и «О мерах борьбы с организованной преступностью и коррупцией», что, по мнению автора, является значительным шагом вперед в сфере борьбы с организованной преступностью.

Второй параграф «Унификация уголовных законодательств Российской Федерации и Республики Беларусь в сфере противодействия преступным сообществам (преступным организациям)» посвящен определению путей и мер по совершенствованию уголовного законодательства РФ и РБ в сфере противодействия преступной организации (преступному сообществу). Автор считает, что при осуществлении унификации законодательства следует исходить из того, что преступное сообщество (преступная организация) является наиболее общественно опасной формой организованной преступности, характеризующейся наличием групп людей, паразитирующих за счет противоречий в экономической, политической и социальной сферах, преступная деятельность которых является основным источником их существования. В параграфе дается сравнительный анализ соответствующих статей УК РБ и УК РФ, определяются общие и отличительные признаки (субъективная сторона — наличие цели, объективная сторона — деятельность, субъект, квалифицирующие признаки).

Одно из направлений в плане унификации уголовных законодательств двух республик в рассматриваемой соискателем сфере — это унификация санкций. При этом следует отметить, что, исходя из ч. 1 ст. 288 УК РБ и ч. 1 ст. 210 УК РФ, такая работа должна; быть проделана законодателем только после унификации, уточнения объективной стороны преступления. Санкции, применяемые в нынешней редакции этих составов преступлений, вполне приемлемы и самое главное — они логически обоснованы: ответственность за «деятельность по созданию преступной организации. » (УК РБ), конечно, должна быть более мягкой, чем за «создание. » (УК РФ).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Иванцов С.В. Некоторые аспекты уголовно-правового регулирования борьбы с организованной преступностью в России и Республике Беларусь // Наркотизм и организованная преступность: Материалы «круглого стола» научно-практической конференции, 16 ноября 1998 г . — Смоленск: Смоленский филиал Юридического института МВД России, 1999.-0,15 п. л.

2. Иванцов С.В. Некоторые особенности уголовной ответственности за организованные формы преступной деятельности по УК РСФСР 1926 г . // Проблемы профилактики преступлений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов: Материалы межвузовского научно-практического семинара, 6 апреля 2000 г . — Смоленск: Смоленский филиал Юридического института МВД России, 2000. — 0,15 п. л.

3. Иванцов С.В. Вопросы борьбы с организованной преступностью в условиях образования Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь // Власть: криминологические и правовые проблемы / Российская криминологическая ассоциация. НИИ проблем укрепления законности и правопорядка. — М., 2000. — 0,2 п. л.

А. Иванцов С.В. Характеристика отдельных институтов Уголовного кодекса Республики Беларусь и Уголовного кодекса Российской Федерации. Преступное сообщество, преступная организация: Учебное пособие/Уголовное законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации: сравнительный анализ (в соавторстве) / Российская Академия юридических наук, Юридический институт МВД России, Академия МВД Республики Беларусь. — М., Мн., 2000. — 0,05 п. л.

5. Иванцов С.В. Некоторые особенности истории развития уголовной ответственности за организованные формы преступной деятельности по законодательству Беларуси //Унификация законодательства, борьба с преступностью в условиях союзного государства: Материалы международной научно-практической конференции (19 октября 2000 г ., город-герой Смоленск) — М.: РАЮН, ЮИ МВД России, Смоленск: Универсум, Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 2001. -0,4 п. л.

Еще по теме:

  • Приговоры по ст 1992 ук рф Приговоры по ст 1992 ук рф ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 28 октября 2009 года N 242-П09ПР [Суд изменил приговор, по которому лицо осуждено по ч.5 ст.33, п.п."в, к" […]
  • Уголовный кодекс рб на 2018 год Законопроект о смягчении уголовной ответственности 04 апреля 2018 года в постоянную комиссию по национальной безопасности Палаты представителей Национального собрания Беларуси внесен з […]
  • Статья 33 закона рф о государственных гарантиях и компенсациях для лиц Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. № 50-ФЗ "О внесении изменений в статью 33 Закона Российской Федерации "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в […]
  • Ч 3 ст 159 ук рф какой тяжести Сетка по тяжести преступления Добрый вечер! 1) Скажите, пожалуйста, с какой суммы экономическое преступление считается тяжким? Менялась ли в этом году сетка по тяжести преступления? 2) Моя […]
  • Заявление на 4 дня за свой счет Заявление на отгул, отпуск за свой счет (doc 28 кб) Вступление Заявление на отпуск за свой счет это документ содержащий прошение предоставить работнику отгул или отпуск за свой счёт(т.е. […]
  • Мрэо уссурийск замена прав Обмен водительского удостоверения. Опции темы Поиск по теме Обмен водительского удостоверения. Привет всем. Меня в этом году,как и многих,коснулась тема обмена прав на новые по причине […]