Какой закон не имеет обратной силы смягчающий наказание

Обратная сила закона

Обратная сила закона — применение закона (нормы права) к случаям и обстоятельствам, которые наступили до его вступления в силу.

Пример

Закон, который вступил в силу с 1 января 2018 года ввел новую льготу по НДС.

Если в законе будет указано, что льгота может применяться и к периодам до 1 января 2018 года (например, в 2017, 2016 годах и т.д.), то это и будет приданием закону обратной силы.

Применение правовых норм закона к периоду времени, до его вступление в силу, возможно, но существенно ограниченно.

Конституция России (ст. 54) определяет:

«1. Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

2. Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон».

В соответствии с этой нормой, отраслевые законы содержат свои правила применения обратной силы закона (но, соответствующие норме Конституции).

Так, «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ в ст. 10 «Обратная сила уголовного закона» определяет:

«1. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

2. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом. «

«Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 31.07.1998 N 146-ФЗ в ст. 5 «Действие актов законодательства о налогах и сборах во времени», определяет:

«2. Акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.

3. Акты законодательства о налогах и сборах, устраняющие или смягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах либо устанавливающие дополнительные гарантии защиты прав налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей, имеют обратную силу.

4. Акты законодательства о налогах и сборах, отменяющие налоги и (или) сборы, снижающие размеры ставок налогов (сборов), устраняющие обязанности налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей или иным образом улучшающие их положение, могут иметь обратную силу, если прямо предусматривают это. «

«Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ в ст. 1.7. «Действие законодательства об административных правонарушениях во времени» определяет:

«1. Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

2. Закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, то есть распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

2.1. В случае одновременного вступления в силу положений закона, отменяющих административную ответственность за содеянное и устанавливающих за то же деяние уголовную ответственность, лицо подлежит административной ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения.

3. Производство по делу об административном правонарушении осуществляется на основании закона, действующего во время производства по указанному делу.»

Пример

Федеральный закон от 02.04.2014 N 52-ФЗ установил статьей 7 (п. 6), что действие пп. 5 п. 4 ст. 105.14 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) распространяется на сделки, доходы и (или) расходы по которым признаются для целей налогообложения в соответствии с главой 25 НК РФ с 1 января 2012 года (т.е. нормам пп. 5 п. 4 ст. 105.14 НК РФ придана обратная сила).

Статья 10. Обратная сила уголовного закона

Статья 10. Обратная сила уголовного закона

См. комментарии к статье 10 УК РФ

Постановлением Конституционного Суда РФ от 10 октября 2013 г. N 20-П взаимосвязанные положения подпункта «а» пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ и части 1 статьи 10 настоящего Кодекса признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой данные законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, служат основанием для отказа в восстановлении пассивного избирательного права гражданам, которые были осуждены к лишению свободы за совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений и судимость которых снята или погашена, в случае принятия нового уголовного закона, в соответствии с которым совершенные ими деяния более не признаются тяжкими или особо тяжкими преступлениями

1. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 4-П часть 2 статьи 10 настоящего Кодекса признана не противоречащей Конституции РФ

2. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Какой закон не имеет обратной силы смягчающий наказание

2.1 Обратная сила «мягкого» уголовного закона / Обратная сила уголовного закона
Глава 2. Обратная сила уголовного закона

«Судебный приговор относится к прошедшему, закон, по общему правилу, только к будущему; плохо бы пришлось гражданской свободе, если бы поступки граждан, бывшие дозволенными в момент их учинения, могли объявляться преступными позднейшим законом. Что закон не запрещает, то можно делать без всякого страха за будущее. » Бернер [1]

Уже в конце 19 века в теории уголовного права России под «мягкими законами» понимались:

а) объявляющие ненаказуемым деяние, до того момента обложенное наказанием;

б) отменяющие род наказания или без замены его новым, или с заменой новым, но более мягким для преступника, и

в) уменьшающие меру ответственности без изменения рода [2] .

Современный уголовный закон имеет обратную силу, если он:

а) устраняет преступность деяния;

б) смягчает наказание;

в) иным образом улучшает положение лица, совершившего преступление.

Рассмотрим каждое из трех оснований подробнее, но прежде ответим на вопрос: Может ли законодатель сделать оговорку, что конкретная норма уголовного закона не имеет обратной силы, даже если улучшает положения лица совершившего преступление? Такой вопрос возник неспроста, т.к. иногда суды постановляют: «Закон имеет обратную силу, если он не усугубляет положение лица или если иное не указано в законе». Разберемся в ситуации.

Чтобы ответить на поставленный вопрос, прежде всего, обратимся к Конституции РФ. Основной закон (ст.54) закрепляет, что «если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон». Таким образом, даже если законодатель примет закон с оговоркой об ограничении его обратной силы, когда закон будет улучшать положение лиц совершивших преступление, такая норма будет противоречить Основному закону РФ, а значит, не должна применяться.

Перейдем к рассмотрению основания действия обратной силы уголовного закона.

Обратная сила уголовного закона исключающего преступность

Закон имеет обратную силу как исключающий преступность соответствующих деяний, если он:

— полностью декриминализирует деяние, исключает его из числа уголовно наказуемых;

— повышает возраст ответственности или сужает перечень преступлений, за совершение которых уголовной ответственности подлежат лица, достигшие определенного возраста;

— сужает круг адресатов нормы, т.е. круг субъектов преступления, в том числе специальных;

— шире трактует невменяемость;

— сужает пространственные границы места совершения преступления;

— уменьшает круг предметов посягательства;

— сужает (ограничивает) ответственность путем конкретизации способа совершения преступления, его мотивов, причиняемых последствий. Например, в состав деяния, ранее признававшегося преступным независимо от мотивов его совершения, вводится при сохранении признаков объективной стороны мотив — из корыстной заинтересованности;

— исключает одну из альтернативных форм преступной деятельности или один из способов совершения преступления;

— исключает из материальных составов какие-либо из альтернативных общественно опасных последствий;

— исключает из альтернативы одну из форм вины;

— исключает один из альтернативных мотивов или одну из альтернативных целей преступления и др.

Обратная сила уголовного закона смягчающего уголовное наказание

Законом, смягчающим наказание, признается такой уголовный закон, где максимальный и минимальный пределы основного наказания снижены или предусмотрен более мягкий вид наказания.

Закон имеет обратную силу как смягчающий наказание, если он:

— исключает из системы наказаний какой-либо вид наказания;

— расширяет перечень лиц, к которым не может быть применено пожизненное лишение свободы, либо сужает основания для применения этого наказания;

— уменьшает (ослабляет) элемент кары, содержащийся в соответствующих видах наказания; снижает минимальные или максимальные размеры наказаний, уменьшает размеры удержания из заработной платы лиц, осужденных к исправительным работам, и т.п.;

— расширяет перечень обстоятельств, смягчающих наказание, или сужает круг обстоятельств, отягчающих его;

— изменяет правила назначения наказания в более благоприятную для осуждаемого сторону;

— исключает квалифицирующие и, следовательно, повышающие ответственность признаки;

— заменяет ранее известный квалифицирующий признак на более узкий;

— сдвигает границы общественно опасных последствий, усиливающих наказуемость деяния, в сторону увеличения их тяжести;

— заменяет в санкции один вид наказания на другой, более мягкий;

— заменяет аналогичным образом все или хотя бы один из образующих санкцию видов наказаний, входящих в альтернативу, при неизменности другого (других);

— снижает максимальный и минимальный пределы наказания или хотя бы один из них при неизменности другого;

— снижает аналогичным образом пределы всех или хотя бы одного из образующих санкцию наказаний, входящих в альтернативу, при неизменности пределов другого (других);

— снижает максимальный размер наказания за преступление при одновременном повышении минимального предела наказания за это же преступление;

— исключает из альтернативы наиболее строгий вид (виды) наказаний при неизменности другого (других) его элемента;

— устанавливает альтернативно менее строгий вид (виды) наказания, сохраняя в неизменности другие виды;

— не изменяя пределов основного (основных) наказания, отказывается от одного или нескольких дополнительных;

— переводит дополнительное наказание из обязательного в разряд факультативного и др.

Обратная сила уголовного закона, иным образом улучшающего положения лица

Закон имеет обратную силу как иным образом улучшающий положение лица, если он:

— смягчает вид основного или дополнительного наказания, либо устраняет какое-нибудь основное или дополнительное наказание при наличии равных остальных основных и дополнительных наказаний;

— при квалификации по соответствующей статье УК РФ создает возможность скорейшего по сравнению с УК РСФСР условно-досрочного освобождения либо снижает сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности и погашения судимости, если при этом не изменились санкции за соответствующее преступление в сторону ужесточения;

— предусматривает специальные виды освобождения от уголовной ответственности, содержащиеся в примечании к статьям Особенной части УК РФ (ст.ст.126, 204-206, 208, 222, 223, 228, 275, 291, 307), если при этом не изменились санкции за соответствующее преступление в сторону ужесточения;

— устраняет квалифицирующие признаки конкретных составов преступлений, если при этом не изменились санкции за соответствующее преступление в сторону ужесточения;

— относит преступление к иной категории, снижающей согласно ст.15 УК РФ степень его общественной опасности, если при этом не изменились санкции за соответствующее преступление в сторону ужесточения.

— смягчает режим отбывания лишения свободы;

— сокращает сроки давности привлечения к уголовной ответственности и давности исполнения обвинительного приговора;

— расширяет основания для применения освобождения от уголовной ответственности и наказания, а также предусматривает новые виды оснований для такого освобождения.

Казалось бы, что в применении положений об обратной силе уголовного закона улучшающего положение лица не должно возникнуть сложностей, и теоретических и практических проблем, однако это не так.

Значительные сложности возникают тогда, когда новый закон усиливает наказание в одном из пределов и смягчает наказание в другом. Дискуссия о том, какой закон в таких случаях следует признать более мягким, продолжается долгое время.

Отдельные зарубежные ученые в ХIХ в. предлагали дать возможность самому подсудимому избрать более благоприятное для него наказание, установленное новым или старым законом. Подобным образом решался вопрос о применении нового или старого закона законодательством ряда государств. Например, мексиканский УК 1871 г. применение нового более мягкого закона ставил в зависимость от ходатайства самого обвиняемого. Законодательство некоторых штатов США (в частности Калифорнии) разрешало подсудимому выбрать между старым и новым законом, если возникнет сомнение в том, какой из законов более мягкий [3] .

Данный вопрос решали и русские ученые-юристы. Н. А. Неклюдов в 1875г. писал, что «ежели старый закон будет частью строже, частью мягче нового, следует применять всегда ту часть закона, которая снисходительна к подсудимому» [4] . Подобное мнение разделял и М. Д. Шаргородский.

Однако данная точка зрения не нашла подтверждения, так как основана на субъективном критерии, а не объективном, как этого требует наука уголовного права.

Выдвигались и иные точки зрения. М. И. Блум и А. А. Тилле считают, что новый уголовный закон должен быть признан смягчающим наказание, если он понижает минимальный предел наказания или альтернативно устанавливает менее строгие виды наказания, хотя бы он одновременно и повышал максимальный предел наказания. Однако суд, применяя старый закон в отношении деяний, совершенных до введения в действие нового закона, по мнению М. И. Блум и А. А. Тилле, не вправе выходить за максимальные пределы основного наказания, предусмотренного санкцией нового закона [5] .

Иной позиции придерживается А. Б. Сахаров, полагающий, что при увеличении новым законом максимального и уменьшении минимального пределов наказания более мягким является закон, предусматривающий менее высокий и менее тяжкий максимум наказания [6] .

Приведенные точки зрения близки к друг другу, в конечном счете, они сходятся на том, что наказание должно быть определено между минимумом низшего предела санкции одного закона и минимумом верхнего предела санкции другого закона.

Представляется рациональным решение данного вопрос в законодательном порядке (в рамках ст.10 УК РФ). Между тем, действующим УК РФ, данный вопрос не урегулирован, а значит необходимы или руководящие разъяснения Пленума ВС РФ, либо внести такие дополнения в ст.10 УК РФ.

[1] Таганцев Н.С. Уголовное право (Общая часть) Часть I . По изданию 1902 года. – Репринтное издание. – М. – 1994. – с.233.

[3] Якубов А.Е. Обратная сила уголовного закона // Вестник Московского университета. – Серия 11. – 1997. — №4.

[4] Неклюдов Н.А. Общая часть уголовного права: Конспект. Спб., 1875. — С.174..

[5] Блум М.И., Тилле А.А. Обратная сила уголовного закона. Действие советского уголовного закона во времени. М., 1969. — С. 118-119.

[6] Сахаров А.Б. Ответственность за деяния, совершенные до вступления в силу Уголовного кодекса РСФСР // Социалистическая законность. 1961. — N 6. — С. 28. Позицию А.Б. Сахарова разделили Н.Д. Дурманов, Я.М. Брайнин, И.И. Солодкин (см.: Дурманов Н.Д. Советский уголовный закон. М., 1967. — С. 273-274; Брайнин Я.М. Уголовный закон и его применение. М., 1967. — С. 139; Курс советского уголовного права (часть Общая). Л., 1968. — Т. 1. — С. 110.

Что такое обратная сила уголовного закона?

20 Декабря 2017

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Уголовный закон имеет обратную силу в случае устранения преступности деяния, смягчения наказания, иным образом улучшения положения лица, совершившего преступление.

Закон, устраняющий преступность деяния –закон, отменяющий за него уголовную ответственность.

Закон смягчающий наказание – если закон заменяет в санкции вид наказания на более мягкий; исключает из альтернативы наиболее строгий вид наказания; исключает дополнительное наказание; вводит в санкцию более мягкий вид основного или дополнительного наказания; снижает минимальные и максимальные размеры наказания (в случае, когда нижний предел наказания стал мягче, а верхний строже, следует ориентироваться на верхний предел, такой закон признается более строгим).

Иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступление, признается закон, в частности, смягчающий условия освобождения от уголовной ответственности или наказания, уменьшающий сроки погашения или снятия судимости.

Правило об обратной силе нового, более мягкого уголовного закона распространяется как на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, так и на лиц, уже осужденных и отбывающих наказание или имеющих судимость по старому, более строгому закону.

Предусмотренное п. 13 ст. 397 УПК РФ полномочие суда по освобождению от наказания или смягчению наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ является одним из распространенных вопросов стадии исполнения приговора.

Указанный вопрос в соответствии с ч. 3 ст. 396, п. 2 ч. 1 ст. 399 УПК РФ подлежит рассмотрению судом по месту нахождения учреждения, исполняющего наказание, либо по месту применения принудительных мер медицинского характера, по ходатайству осужденного.

Статья 10. Обратная сила уголовного закона

1. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

2. Если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Комментарий к статье 10

Комментируемая статья устанавливает и исключение из общего правила о том, что преступность деяния и его наказуемость определяются законом, действующим на момент его совершения. Исходя из принципа гуманизма, УК РФ предусматривается возможность распространения действия нового уголовного закона на деяния, совершенные до его вступления в силу, но только в тех случаях, когда новеллы уголовного закона тем или иным образом улучшают положение виновного.

Подобное гуманное отношение к лицам, виновным в совершении преступления, одобрено международным сообществом и базируется на положениях ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого под эгидой ООН. В частности, в указанной статье говорится о том, что, если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника .

Международное публичное право: Сборник документов. Т. 1. М.: БЕК, 1996. С. 483 — 485.

Положение об обратной силе закона нашло свое отражение и в ст. 54 Конституции РФ, где установлен запрет на придание обратной силы закону, устанавливающему или отягчающему ответственность, и обязательность применения нового закона, устраняющего или смягчающего ответственность.

Это конституционное положение закреплено в ч. 1 ст. 10 УК РФ, где говорится, что уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что обратная сила уголовного закона будет иметь место не только в случае декриминализации деяния или смягчения наказания, но и во всех иных случаях, когда изменения уголовного закона так или иначе связаны с улучшением положения виновного. Таким улучшением может быть, например, смягчение условий условно-досрочного освобождения, сокращение сроков давности освобождения от уголовной ответственности, установление возможности назначения менее строгого вида исправительного учреждения, исключение квалифицирующего признака и т.д. Варианты улучшения положения виновного законом не ограничены, и принятие любого из них означает необходимость применения положений об обратной силе уголовного закона.

Применение на практике положения об обратной силе уголовного закона сопряжено с необходимостью определения наличия ухудшения или улучшения положения виновного новым законом. Это обусловлено тем, что новым законом, как показывает практика, нередко изменяются и нижние, и верхние пределы санкций статей Особенной части УК РФ. При этом если происходит снижение и тех и других пределов или снижение верхнего предела при оставлении прежним нижнего, то можно уверенно сказать, что законом наказание смягчено. Не так однозначно решался на практике вопрос о смягчении наказания в случаях, когда повышался нижний предел санкции и понижался верхний. К примеру, по старому закону нижний предел санкции составлял один год лишения свободы, а ее верхний предел — десять лет лишения свободы. Новым законом нижний предел увеличен до трех лет лишения свободы, а верхний понижен до восьми лет лишения свободы. Каким образом в такой ситуации установить, имело место смягчение наказания или его ужесточение? При этом давать оценку положений нового закона можно и с учетом нижнего, и с учетом верхнего предела санкции. В литературе предложения по этой проблеме были неоднозначны. Колебалась и практика применения наказания. Однако за последние годы установилась общая позиция, в соответствии с которой строгость закона сопоставляется по высшему, а не по низшему пределу санкции, поскольку исходя из принципиального установления об улучшении положения виновного при таком подходе более строгое наказание по сравнению с новым законом ему не может быть назначено, а увеличение нижнего предела санкции при необходимости может быть нивелировано назначением наказания ниже низшего предела или наказания иного, более мягкого вида.

В отдельных случаях сопоставление строгости или мягкости нового уголовного закона зависит от подхода к оценке положений законодательных актов других отраслей права или иных нормативных правовых актов. Особенно актуально решение этого вопроса, когда речь идет о так называемых бланкетных нормах, где содержание положений иных отраслей права определяет содержание объективной стороны, а в отдельных случаях предмета соответствующих составов преступлений. Но эта же проблема может иметь место и в других случаях. К примеру, в ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) неоднократно вносились изменения, касающиеся размера мелкого хищения (изменялось количество МРОТ, определяющих этот размер, а в настоящее время установлена сумма в абсолютном денежном выражении). Такие изменения оказывали влияние на применение ст. 158 УК РФ. В зависимости от них уголовно наказуемой кражей считалась кража то более крупного, то более низкого размера стоимости похищенного предмета. В этой связи возникал, например, вопрос о том, является ли увеличение стоимостного выражения похищенного предмета смягчением уголовного закона, поскольку при этом варианте большее число краж подпадает под действие не уголовного закона, а законодательства об административных правонарушениях?

Думается, верный ответ на этот и подобные вопросы был дан в Определении Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 270-О, где говорится о том, что декриминализация тех или иных деяний может осуществляться не только путем внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство, но и путем отмены нормативных предписаний иной отраслевой принадлежности, к которым отсылали бланкетные нормы уголовного закона, либо ограничения объема уголовно-правового регулирования в результате законодательного признания какого-либо деяния не представляющим общественной опасности, свойственной именно преступлениям, и влекущим на данном основании административную или иную более мягкую ответственность.

«Такое истолкование положений, содержащихся в части первой статьи 3 и статье 10 УК Российской Федерации и пункте 13 статьи 397 УПК Российской Федерации, по мнению Конституционного Суда РФ, согласуется как с требованием Конституции Российской Федерации о необходимости придания обратной силы любому закону, устраняющему или смягчающему ответственность (часть 2 статьи 54), так и с провозглашаемыми ею принципами справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод конституционно значимым целям (преамбула; часть 3 статьи 55)» .

Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 5. См. также: Определение Конституционного Суда РФ от 16 января 2001 г. N 1-О «По делу о проверке конституционности примечания 2 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Скородумова Дмитрия Анатольевича», где излагается несколько иная позиция. В частности в Определении отмечено, что минимальный размер оплаты труда, исходя из которого определяется такой квалифицирующий признак, как крупный размер хищения, устанавливается не уголовным законом, а законом иной отраслевой принадлежности. Его изменение не влечет изменение нормы уголовного закона, действовавшей на момент совершения преступления, поскольку по своей правовой природе минимальный размер оплаты труда является единицей расчета, которая определяется федеральным законодателем с учетом социально-экономических факторов и на определенный период, что в данном случае исключает возможность применения конкретного минимального размера оплаты труда в уголовно-правовых отношениях, возникших до его установления. Иное могло бы привести — вопреки воле законодателя — к декриминализации общественно опасных деяний и к нарушению принципа справедливости, предполагающего обеспечение соответствия наказания и иных уголовно-правовых мер характеру и степени общественной опасности совершенного преступления (Вестник Конституционного Суда РФ. 2001. N 3).

Таким образом, из сказанного можно сделать вывод о том, что изменения положений норм иных отраслей права также могут влиять на содержательную наполняемость норм уголовного закона и, следовательно, в установленных законом случаях влечь применение обратной силы уголовного закона.

Еще одним случаем, требующим применения положений об обратной силе уголовного закона, являются случаи выделения новым уголовным законом специальных норм, устанавливающих уголовную ответственность за деяния, которые по старому уголовному закону квалифицировались не по специальной норме, а по общей. В подобных ситуациях происходит не криминализация деяния, а уточнение его правовой оценки. Такая оценка может влечь за собой как улучшение положения виновного, так и ухудшение. Поэтому вопрос о применении обратной силы уголовного закона в таких случаях следует решать на основе сопоставления санкций общей нормы и новой специальной нормы. Обратная сила уголовного закона может при этом иметь место только в благоприятном для виновного случае.

Частью 2 ст. 10 УК РФ установлено положение, согласно которому если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Реализация этой позиции с практической точки зрения предполагает прекращение уголовных дел, их пересмотр, переквалификацию действий виновных, сокращение сроков наказания и т.д. Рассматриваемое положение сформулировано как императивное указание, адресованное прежде всего государству в лице соответствующих органов, которые призваны обеспечивать реализацию закрепленной в ст. 45 (ч. 1) Конституции Российской Федерации гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и от которых зависит решение вопроса, какая именно ответственность может наступать за те или иные правонарушения.

Тем самым предполагается, что законодатель, принимая закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность и, следовательно, являющийся актом, который по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных преступлений и правовой статус лиц, их совершивших, не может не предусмотреть — исходя из конституционно обусловленной обязательности распространения действия такого рода законов на ранее совершенные деяния — механизм придания ему обратной силы, а правоприменительные органы, в том числе суды, управомоченные на принятие во исполнение этого закона юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от уголовной ответственности и наказания или о смягчении ответственности и наказания, оформляющих изменение статуса данных лиц, не вправе уклоняться от его применения.

Предписание, содержащееся в ч. 2 ст. 10 УК РФ о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания должно осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм УК РФ — не только Особенной его части, но и Общей.

Иное, ограничительное истолкование ч. 2 ст. 10 УК РФ, а именно как допускающей возможность снижения назначенного осужденному наказания только до верхнего предела санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ не соответствует буквальному смыслу данной нормы и не вытекает из положений Конституции РФ, предопределяющих ее содержание и значение в системе действующего уголовно-правового регулирования. При этом является недопустимым изменение в худшую сторону положения осужденного в связи с решением вопроса о приведении вынесенного в отношении его приговора в соответствии с новым уголовным законом, смягчающим ответственность за совершенное преступление, поскольку при этом искажались бы сама сущность такого закона и выраженная в нем воля законодателя .

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 4-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2006. N 3.

Применение обратной силы уголовного закона в отношении осужденного, отбывающего наказание, должно осуществляться и тогда, когда окончательное решение о наказании принимается не судебными, а иными органами, например на основании акта о помиловании. Так, если назначенное судом в соответствии с УК РСФСР наказание в виде смертной казни было заменено в порядке помилования наказанием в виде лишения свободы сроком на двадцать пять лет, а УК РФ установил за совершенное преступление возможность назначения только лишения свободы на определенный срок, на наш взгляд, должны быть применены положения об обратной силе уголовного закона.

Требования ст. 10 УК РФ носят универсальный характер и должны применяться во всех случаях, когда новый уголовный закон улучшает положение виновного. В этом и заключается сущность обратной силы уголовного закона.

Какой закон не имеет обратной силы смягчающий наказание

Опубликованы два определения КС РФ от 24 октября 2013 года по жалобам осужденных на нарушения их прав Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002, которым утверждены новые размеры наркотических средств для целей УК.

См. новые примеры применения Постановления № 1002 в разделе «Судебная практика» —> «обратная сила уголовного закона».

«Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон» (статья 54, часть 2 Конституции РФ).
«Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет» (часть первая статьи 10 УК РФ).
«Ни статья 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, ни пункт 1 статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах не содержат норм, которые допускали бы возможность ограничения действия закрепленных в них правил в зависимости от видов правонарушений, категорий лиц, их совершивших, или каких-либо иных обстоятельств. Так же и по буквальному смыслу части первой статьи 10 УК Российской Федерации закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение — в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином» (пункт 3.1 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 года № 4-П).

Вступивший в силу 1 января 2013 года Федеральный закон от 1 марта 2012 года №18-ФЗ в сочетании с Постановлением Правительства РФ от 1 октября 2012 года №1002 улучшает положение части ранее осужденных за преступления, связанные с наркотиками.
Новое законодательство, с одной стороны, ужесточает наказание: увеличены санкции, введены новые квалифицирующие признаки, при которых наступает повышенная ответственность. В этих случаях обратная сила не применяется. Но в то же время новым законом при увеличении санкций пересмотрена и диспозиция статей 228 и 228.1 УК. То, что ранее признавалось оборотом наркотиков в особо крупных размерах и влекло наиболее строгую ответственность, после изменения законодательства, в значительной части перестало считаться особо крупным размером и квалифицируется по новому закону как крупный размер.
Осужденные за действия с наркотиками в особо крупном размере по старому закону, если вмененное им количество меньше нового особо крупного размера, вправе просить суд о переквалификации вмененных им деяний по части первой статьи 228 или, если это сбыт, по части второй статьи 228.1 в прежней редакции.
Рассмотрим на конкретных примерах, как действует в данном случае обратная сила уголовного закона.

Первый пример. Человек осужден к 10 годам лишения свободы за сбыт 110 грамм марихуаны, что до 1 января 2013 года составляло особо крупный размер и преследовалось по части третьей статьи 228.1. По новому законодательству особо крупный размер марихуаны — свыше 100 кг. Следовательно, его преступление должно быть переквалифицировано на сбыт в крупном размере и наказание назначено по части второй статьи 228.1 в редакции от 8 декабря 2003 года, по которой наказание составляло от 5 до 12 лет. Наказание ему должно быть снижено по следующим причинам. 10 лет было назначено судом при санкции от 8 до 20 лет за сбыт в особо крупном размере, это было самое строгое тогда наказание за сбыт наркотиков. Но 10 лет было ближе к нижнему порогу санкции. Соответственно, после переквалификации при санкции от 5 до 12 данному лицу должно быть снижено наказание примерно до 7 лет. Такова позиция Конституционного Суда РФ по применению статьи 10 УК, выраженная в Постановлении от 20 апреля 2006 года №4-П:
«Содержащееся в ней (статье 10) предписание о смягчении назначенного по приговору суда наказания в пределах, предусмотренных новым уголовным законом, предполагает применение общих начал назначения наказания, в силу которых в такого рода случаях смягчение наказания будет осуществляться в пределах, определяемых всей совокупностью норм Уголовного кодекса Российской Федерации — не только Особенной его части, но и Общей.
Иное, ограничительное, истолкование части второй статьи 10 УК Российской Федерации, а именно как допускающей возможность снижения назначенного осужденному наказания только до верхнего предела санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, … не соответствует буквальному смыслу данной нормы и не вытекает из положений Конституции Российской Федерации, предопределяющих ее содержание и значение в системе действующего уголовно-правового регулирования.
Такое истолкование названной нормы, не учитывающее устанавливаемые новым законом юридическую оценку того или иного деяния как менее тяжкого, более низкие пределы подлежащего применению наказания или более мягкие правила его назначения, влекло бы переоценку степени общественной опасности деяния и лица, его совершившего, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, в неблагоприятную для осужденного сторону по сравнению с тем, как они отражены в ранее принятых судебных решениях, что не только ограничивало бы гарантируемое статьей 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации право осужденного на применение уголовного закона, смягчающего ответственность, но и могло бы повлечь определенное, как формально-правовое, так и фактическое, ухудшение его положения, — особенно в тех случаях, когда суд при приведении приговора в соответствие с новым уголовным законом не принимает во внимание, что наказание назначалось с применением специальных правил снижения наказания
».
См. образец ходатайства 1.1.

Второй пример. Человек осужден к 3 годам лишения свободы за хранение 110 грамм марихуаны, что составляло особо крупный размер и преследовалось по части второй статьи 228, по которой наказание было от 3-х до 10-ти лет. По новому законодательству — это просто крупный размер, что наказуемо по части первой статьи 228, санкция – до 3-х лет лишения свободы. В данном случае, руководствуясь теми же вышеизложенными правилами, на которые указал КС, наказание должно быть заменено на не связанное с лишением свободы, т.к. часть первая статьи 228 и в той и в другой редакциях предусматривает штраф, обязательные и исправительные работы, ограничение свободы и лишь как самое строгое наказание – лишение свободы. Конечно, возможны варианты: суд вправе заменить реальное наказание условным или сократить лишение свободы до минимума – 2-х месяцев.
См. образец ходатайства 1.2.

Третий пример. Человек осужден за хранение 10 грамм марихуаны, что признавалось крупным размером, по части первой статьи 228 к 2 годам лишения свободы. По Постановлению № 1002 данное количество не составляет крупного размера, а признается значительным размером. Категория «значительный размер» не улучшает положение осужденных и не имеет обратной силы, в связи с чем применена быть не может. Т.к. 10 грамм марихуаны не составляет теперь крупного размера, за незаконное хранение данного количества ранее осужденные освобождаются от уголовной ответственности.
См. образец ходатайства 1.3.

В Определении ВС по делу Самарина представлена правовая позиция, согласно которой хранение в особо крупном размере (4,23 г героина) переквалифицировано на хранение в крупном размере (в соответствии с Постановлением № 1002), т.е. с части второй статьи 228 на часть первую той же статьи. Самарин также осужден за покушение на сбыт в крупном размере (часть третья статьи 30, часть вторая статьи 228.1). В этой части ВС квалификацию не изменил.
В другом Определении, по делу Павленко, ВС переквалифицировал покушение на сбыт в крупном размере (20,7 г марихуаны) на покушение на сбыт в размере, не являющемся крупным, т.е. с части второй статьи 228.1 на часть первую той же статьи.
Таким образом, в случае подачи ходатайства осужденными за незаконные действия, связанные с наркотиками в особо крупном размере, о переквалификации на крупный размер, следует руководствоваться Определением СК ВС РФ от 22 января 2013 года по делу Самарина. А при подаче ходатайства о переквалификации с крупного размера на размер, не являющийся крупным, следует ссылаться на Определение СК ВС РФ от 14 января 2013 года по делу Павленко.

См. образец апелляционной жалобы на постановление районного суда об отказе в удовлетворении ходатайства, поданного в связи с Постановлением № 1002.

См. образцы ходатайств и заявлений, подаваемых в связи с вступлением в силу Постановления Правительства №1002

Лев Левинсон,
эксперт Института прав человека,

Еще по теме: